Главная
Контакты
Новости из
леса
Мир
животных
Мир
растений
Лесной
календарь
Человек
в лесу
Нашим
детям

Лесная газета- информация на странице:

На этой странице мы коснемся образа жизни большинства лесных животных, (иногда поговорим и о домашних) с которыми нам приходилось встречаться по роду своей профессиональной деятельности или при их изучении.

В нашем уральском лесу огромное разнообразие представителей животных и кого только у нас нет в лесах. У нас есть маленькие олени - косули, при виде которых получаешь огромное удовольствие в грациозности и легкости их движений, есть лопоухие зайцы, увидеть которых также немалое удовольствие, особенно для малых детей. Лоси в наших лесах являются самыми крупными животными и практически безопасными для людей, есть у нас и медведи - эти наоборот непредсказуемы и при вызывающем поведении можно как говорится между делом и схлопотать от него по полной. Есть кабаны, лисы, волки, белочки и еще много, много других представителей животного лесного мира. А сколько птиц, много местных видов, а уж прилетных и не счесть. Огромное число представителей насекомых, пресмыкающихся, земноводных и т.д. Вот здесь мы и будем касаться их образа жизни, повадок и всего того, что может представить интерес для посетителей наших лесов. Обитатели вод, также входят в число животных и их у нас - целый мир.

Заяц

Зайка – «А ну-ка поймай-ка»

Есть в наших лесах зверь, встреча с которым всегда интересна даже взрослым людям, а если этого зверя встретят ребятишки, то здесь не только интерес, а целый восторг! И рассказов об этой встрече у них будет много и на всю жизнь. Любимого зверя всех времен и народов Урала вы все знаете еще с пеленок – это наш зайка. Такой пушистый, добрый зайка, который ни с кем никогда не ругается, никого никогда не обижает и вместе с тем ведет себя достойно как настоящий крутой мужчина. И вот почему.

Заяц беляк

Заяц беляк интереснейший и любимый всеми обитатель наших лесов.

Заяц при любом конфликте или даже малейшему намеку на него всегда убегает прочь, по примеру некоторых крутых дзюдоистов. Это для того делается, что бы после, отвечать не пришлось за побитых. А, что бы было понадежнее, заяц еще и запутывает свои следы очень тщательно. Причем делает это он так мастерски, так умело, что никакой другой зверь в этом деле с ним не сравнится, разве, только медведь. Тот при уходе на спячку, на последнем пути к берлоге, даже ухитряется вперед задом идти, типа пусть охотники думают, что иду я от берлоги, а не к ней. Заяц вот так не умеет, или не догадывается, а подсказать некому. Топтыгин бы и научил, да куда там. Что бы научить, надо зайку поймать и мишка иногда пытается это сделать. Но всегда бесполезно, только деревьев наломает, да шишек себе набьет – ну сомнительное это дело догнать зайца в лесных дебрях.

Позиция с одной стороны у зайца неплохая. Убежал - и сам цел, и нервы в порядке, к тому же никто в итоге и не пострадал. А хулиганов в лесу, которые хотят обидеть доброго зайку хватает. Тот же медведь, рысь, волк, лиса, соболь, собака, бродячая кошка, филин, ястребы, серые вороны с сороками и даже садоводы иногда косятся. А еще есть профессиональные хулиганы – гончие псы, эти вообще хуже горькой редьки. Самим-то слабо, так еще охотника с собой тащат – не отвяжешься. Вот и попробуй всей этой своре дать отпор – да проще убежать и спрятаться где-нибудь от этой шатии-братии, а еще лучше не попадаться им вообще на глаза.

Вот поэтому-то все его поведение, все его поступки как раз и подчинены девизу «радуйся жизни, но никогда, никогда не связывайся с хулиганами и даже повода не давай для этого». Поэтому заяц и выходит погулять ночью, проще скрыться, да и обидчиков поменьше, а нагулявшись, на исходе ночи, уходит на лежку, где и сидит целый день тихо, тихо прям до самых сумерек. Хоронится он, как правило, в самой, что ни на есть глухомани, подальше от посторонних глаз: в зарослях кустарника, под елочками, в буреломе снежном. Иногда выкопает себе норку неглубокую и, будучи врасплох застигнутым – целый снежный фонтан взорвет. Но бывают и очень крутые зайцы, такие иной раз у самой деревни улягутся, и не боятся ведь, что собаки тут так и рыскают, так и рыскают.

Там где зайца мало тревожат, он часто приляжет открыто, под сосной, в мелком березнячке, или даже в хилом черемуховом колке в чистом поле. В оттепель сидит крепко, а в холод стронется сразу же при малейшей опасности. Получается, что заяц - вечный странник и дом для него повсюду в лесу и даже в поле. Где застало утро, там и спит и каждый раз в новом месте, ну и как же не радоваться ему такой жизни.

Это что касается заячьего отдыха, а между тем путь его между дневками также подчинен его девизу. На кормежке заяц обычно передвигается не спеша и оставляет после себя так называемый жировой след. Но как только он почувствует даже малую опасность, так сразу же переходит на след гонный и тут же начинает запутывать свой след. Для этого он делает скидки, т.е. прыгает изо всех сил от прямого направления в сторону за подходящий кустик или бугорок. Часто возвращается своим же следом обратно, т.е. сделает сдвойку, и снова скидку изобразит. И так много, много раз.

Мало того, он часто закручивает многочисленные петли, снова выходя, на свой след и опять сдвоит, и опять скидку устроит. Вот и попробуй тут распутать такой след, а ведь кругом ветви, заросли снежные, через которые еще бесшумно пробраться надо и не подшуметь зайца, если он в логове сидит.

И уж совсем нет возможности выследить зайца по следу, когда он возвращается в место, где жировал он или его друг. Здесь следов десятки, если не сотни и снег так утрамбован, что человек – не провалится, а есть места на моей памяти, где и лошадиные сани скользили на заячьих жировках как по плотной дороге. Вот тут, как говорится, и приехали - след потерян, и надо искать охотнику до зайца, другого зайца менее грамотного.

Хищники обычно ориентируется на запах следа, но запах есть не всегда, а ведь косого-то еще и догнать надо, а это тоже непросто. Всякий раз, когда заяц идет на дневку он также использует весь вышеописанный арсенал приемов.

Благодаря таким привычкам наш добрый, пушистый зайка и выживает в лесах, где и хищников достаточно и охотники есть, да к тому же некоторые садоводы нехорошими словами обзываются.

Нападение на зайку

Место нападения филина

Лесная вырубка на которой филин охотился на зайку.* Примечание: все фото помеченные звездочкой (*) при нажатии мышкой увеличивают свой размер на весь экран

Корочка льда (наст) которая образовалась еще в марте повсюду на лесных просторах пусть и не совсем твердая, но все же свое основное дело она сделала. Полностью изменила жизнь лесных животных.

Лоси, косули, кабаны сейчас стараются поменьше ходить, что бы не поранить себе ноги о лед. Вся боровая птица стала спать на деревьях или сидя на снегу под деревьями. А спать в снегу уже и при огромном желании не получится – наст не дает им зарыться в снег. Для птиц это уже не страшно, так как больших морозов уже не будет, а до минус десяти – это пустяк, можно особо и не растраиваться.

Зато здорово стало жить лисе и зайцу. Беги, скачи куда хочешь - повсюду крепкие ледяные дороги, на которых нигде и никогда не провалишься. Вот они и ходят сейчас повсюду и широко.

Всех хуже филину стало. Когда снег был мягким, летал он по ночам над лесными полянами и где услышит шорох мышки – сразу с неба ррраз и в снег. Никогда не ошибется и потому всегда мышка у него есть на еду. Сейчас же все мышки под корочкой наста и этот его основной прием охоты стал невозможным. Мышки на поверхность выходят редко. Вот тут-то филин и попал. Кушать-то хочется, а по сути кушать- то и нечего, основное его питание мышки под настом как под броней сидят. Выходить на поверхность им не резон. Под снегом в траве и лесной подстилке – питания им вполне хватает.

Место нападения филина

Вот здесь на обочине дороги и напал на зайку филин.*

Вот нужда и вынудила филина напасть на зайку, который как раз ночью повсюду и гуляет, т.е. как раз в самое подходящее время для ночного охотника - филина. Произошло все в центре большой вырубки. По следам видно, что заяц бежал по лесовозной дороге, а потом решил зскочить на обочину. Вот тут-то филин и настиг его. Боролся зайка изо всех сил. Помят и утрамбован снег, следы от крыльев филина, видно что он упирался ими в снег, удерживая зайца. В итоге так и непонятно, то-ли унес филин зайку к себе в столовую, то-ли вырвался косой и умчался дорогой вглубь чащи. Будем надеяться, что все ж таки отбился зайка и стал намного осторожнее, чем прежде.

Гулял бы зайка в лесных зарослях – так и не попал бы в нехорошую историю, а так решил весело промчаться по открытому месту с ветерком – вот и попал под когти ночного хищника. А хищников в лесу хватает, одна лиса что значит. При любом удобном случае спуска зайчику никогда не даст. А еще ведь есть и рысь. Только удача и спасет от этой коварной красавицы

Рысь

Лесная столовая

В равнинной местности, где обычно ручьев и речек немного, животные часто предпочитают находиться поближе к ним. Здесь и пищи побольше и безопаснее, да и более комфортно жить - вода рядом.

Берега вот этой таежной речки, практически непроходимы для человека по причине массового зарастания ее черемухой, ольхой, осиной и колючим шиповником. Вся эта плотная растительная масса к тому же переплетена и увязана плетьми нашей уральской лианы – хмеля, которые ни порвать, ни перерубить толком невозможно. Мало того, повсюду здесь в летнюю пору и даже зимой попадают мочажины наполненные водой и малопроходимые болотца. Поэтому-то пойма этой речки и служит для многих животных местом укрытия от встреч с человеком. Однако часто случается так, что трагическая судьба настигает животное как раз в этом, казалось бы, и более безопасном месте. И верно, людей здесь нет, а вот хищники, как раз и идут туда, где находятся их жертвы.

Неудачная валка бобра

Подгрыз бобер осину, а воспользоваться своими трудами не смог - зависло дерево на деревьях. Этим он и создал столовую для косуль.*

Вот здесь, практически у самого берега реки, еще в октябре, бобер подгрыз огромную осину и она, падая, зависла над землей, отчего он так и не смог ею воспользоваться. Конечно, можно предположить, что этот лесной трудяга расстроился – столько трудов потратил и напрасно, но ничего ж не поделаешь, семью надо кормить и ушел он валить другое дерево.

Зимой, обильно выпавший снег, сделал крону этой осины доступной для зайцев, косуль и лосей. А надо сказать, что все они считают кору этого дерева за лакомство и часто охотники, что бы облегчить жизнь этим животным зимой, или наоборот привлечь их для своей охоты на них, специально подрубают осинки. В данном случае за охотников выполнил эту работу бобр. И так и получилось - крона осины огромная, веток полно, вот и повадились сюда ходить зайцы и косули.

Сколько я помню, в этих глухих местах рыси всегда было много. Еще подростком я боялся их, да и сейчас не особо доверяю, особенно на ночлеге в этих местах. Сказал о своей робости старому охотнику, и он мне посоветовал «А ты не бойся ее, человека она избегает, а если и бросится вдруг, то отпор ей всегда дать можно, главное не робей».

Рысь, конечно же, не могла не воспользоваться привадой устроенной бобром, и наверное не раз благодарила его за это. А место для привады он выбрал просто великолепное, тут и заросли кустарника, и нависшие прямо над привадой толстые сучья деревьев, очень удобные для устройства засады. Так что хочешь, с дерева бери свою жертву, хочешь из-за кустов. В первом случае нужен один прыжок, а во втором двух-трёх хватит. Так все и вышло.

Обычно, мимо этого места косули всегда проходили мимо и я, идя по их тропе, обратил внимание, что появились вдруг натоптанные косулями тропинки к речке, которых здесь обычно не было. Интересно мне стало, и я свернул по одной из них, а дойдя до осины, увидел, что здесь работает столовая для косуль и зайцев, которые лакомились подарком от заботливого бобра. Как видно, пир тут стоял горой. Весь снег был плотно утоптан ими, и осина была почти уже вся обглодана.

Нападение рыси на косулю

Результат нападения рыси на косулю.*

Обнаружил я здесь и столовую рыси. Снег в одном месте был пропитан кровью, и здесь же на снегу лежала еще не доеденная рысью туша косули. Рысь обычно не покидает свою добычу, пока не доест ее, значит она, где-то была рядом и видимо наблюдала за мной думая: «Будет, есть или нет?». Есть я и не собирался и не потому, что боялся мести хозяйки, а потому, что это не моя добыча. Осмотрев все, я оценил характер ее охоты.

Прыгнула рысь на жертву как раз с нависшего над упавшей осиной толстого березового сука, за которым косулям увидеть ее снизу было невозможно. Когда завязалась борьба, друзья косули огромными прыжками умчались прочь. Хотя косуля и весит раза в два больше рыси, но противопоставить острым как бритва когтям и клыкам этого хищника ей абсолютно нечего. Как ни странно звучит, а по факту выходит так – пришел покушать в столовую, а тебя в этой столовой самого и скушали.

Выходит, что для животных, даже в самых укромных местах тайги от хищников нет никакого спасения. Повсюду надежда только на себя, на свои быстрые ноги, чрезвычайно осторожное поведение и удачу, а также умелую маскировку и интуицию к возможности избегать тех мест, где для хищников есть идеальные условия для устройства засад и нападений.

Вверх страницы
Главная

Рябчик

Как спит рябчик.

Так уж устроена жизнь на нашей планете, что любой живой организм, имеющий мало-мальский мозг и хотя бы простейшую нервную систему должен время от времени отдыхать, т.е. попросту говоря спать. Спят слоны, тигры, пингвины, муравьи, и даже черви. Спят и все обитатели леса от медведя до комарика. Лесным жителям, в отличии от людей приходится на время сна хорошенько спрятаться, а иначе проснешься ненароком в чьем-нибудь желудке. Зачастую перед отходом ко сну прячутся и многие крупные хищники, так как в свою очередь они опять же боятся человека, среди которых встречаются и охотники.

Лунка рябчика

Вот здесь на маленькой лесной полянке и устроил ночлег рябчик. Отверстие ближе к нам - здесь он зарылся, затем для страховки три раз высунул головку, огляделся - не заметил ли кто его место ночлега, а с дальней лунки вылетел поутру*

На какие только ухищрения не идут животные, что бы обезопасить себя во время сна. Используют они для этого естественные укрытия, а иногда устраивают их сами, проявляют чудеса маскировки и изобретательности и иной раз прячутся намного лучше, иного опытного разведчика. К тому же сон у них всегда очень чуткий. Возьмем, к примеру, рябчика.

Птица эта небольшая и вообще малоприметная – такая маленькая, серенькая лесная курочка величиной с голубя. Узнать ее можно по характерному шумному взлету при вспугивании. Очень скрытная, абсолютно ни с кем не знается, кроме своих сородичей и никто ей больше и не нужен для жизни, кроме разве комариков, да букашек которых можно поклевать летом.

С другой стороны с рябчиком хотят познакомиться практически все обитатели леса. Интерес такой к нему не потому, что рябчик душа любой компании, а потому что считается он очень лакомой добычей для лисицы, рыси, любой хищной птицы, клеща, комара и конечно охотника. Мясо этой птицы очень вкусно для хищников, а в приготовленном виде и для людей. Имеет оно специфический вкус, постное, суховатое с легкой горчинкой и это и придает ему особую ценность. В старые времена, купцами в Уральской глубинке формировались целые обозы с рябчиками, для доставки в дальнейшем этой дичи на продажу в большие города центральной России. Именно вкусовые качества мяса этой птицы и привели к тому, что охотников любой масти до рябчика хватает повсюду и около селений людских и в далекой безлюдной тайге.

Учитывая такой неподдельный интерес практически всех к этой особи, она, что бы выжить, выработала для себя привычки настоящего лесного разведчика. И только тотальное владение всеми приемами маскировки и помогает этой птице выжить. Вроде и не видать, и не слыхать ее в лесу, а на самом деле она есть и скорее всего за вами уже давно наблюдает скрытно, готовая в любой момент незаметно покинуть свой пост.

В теплое время года эта птица спит чаще в середине или в нижней части кроны дерева, среди густых ветвей, иногда и на земле - среди травы под деревьями. Увидеть ее первому, без вспугивания – очень редкая удача.

Зимой, когда снега выпадет по высоте более 15 см рябчик, просто напросто зарывается в снег. В случае, когда снега выпало немного, а морозы уже начались, рябчик ищет снежные наносы-сугробики, где высота снега позволяет ему спрятаться в снегу. Но если и таких мест нет, то спит, как и летом на деревьях или в небольшой ямочке прямо на снегу и как и мы недоволен морозами.

Обычно при наличии снега, отход ко сну происходит следующим образом. Поклевав березовых сережек и насытившись ими, птица прямо с дерева ныряет в пухлый снег. Проделав небольшой ход в снегу, рябчик обязательно высунет головку из снега, оглядится, осмотрится вокруг в целях безопасности, снова нырнет под снег, проползет и снова высунется и так иной раз до 10-и и более раз (в снегу при этом видны отверстия). Убедившись, что опасности нет, рябчик прячется поглубже в снег и так и засыпает в этой снежной чисто белой постельке. В случае сильного мороза, рябчик лапками нагребает снежную пробку сзади себя и этим создает себе более теплые условия для ночлега.

Найти рябчика в такой лунке любому хищнику совсем непросто. Надо ведь любителю курятинки определить точно место под снегом - в каком направлении она сделала ход и где остановилась, а сделать это очень непросто, т.к. длиной эти ходы бывают до 10 м. Снег сильно скрывает запах птицы и хищнику значительно легче скрасть птицу сидящей на земле, чем птицу под снегом.

Часто рябчик укладывается спать не с полета, а вначале приземлившись пройдется по снежку и только потом начинает закапывается в него. В случае, если есть возвышенность или склон, то рябчик всегда зарывается в сторону подьема и никогда иначе, так ему намного удобнее устроить снежную ночевку.Поутру, рябчик перед самым вылетом обязательно прямо в лунке сходит в туалет, осмотрится, высунув головку из снега и покинет место ночлега.

Такая постелька для рябчика является идеальной: всегда чистая белая простынка, толстое пуховое одеяло, к тому же в ней очень безопасно и намного теплее, чем к примеру на дереве, или сидя на снегу в снежной ямке. Во всяком случае, в сильные морозы в лунке под снегом теплее примерно на 5-10 градусов, чем наверху, к тому же и ветра нет постоянно отбирающего драгоценное тепло.

Также устраивают себе ночлег и тетерева, глухари и куропатки, их лунки отличаются меж собой только размерами.


Как филин рябчика спас

Охотникам, да и орнитологам известно, что рябчик для филина - очень лакомый кусочек. Поэтому филин, гроза всех лесных мышей, непременно поохотится и на рябчика, если тот чуть-чуть хотя бы на секунду потеряет свою бдительность. В этом мне приходилось убеждаться многократно и один раз, вот при каких обстоятельствах.

Филин

Оперение у филина устроено таким образом, что филин в полете совершенно не слышен, что и позволяет ему удачно охотиться, т.е. появляться у своей жертвы всегда внезапно. (фото взято с сайта: "znaj-vse.ru) *

Как-то попав среди непролазных северных болот на небольшой участочек суши, я спугнул выводок рябчиков с десяток птиц. Кормившиеся на земле птицы, поднялись с большим шумом и попрятались кто куда, да так ловко, что я никого из них так и не увидел, хотя все глаза проглядел.

Выводок был полный. Человеком эти птицы были никогда непуганые. Обычно в таких глухих местах рябчики особо и не прячутся, а эти вот замаскировались так – словно сгинули.

Посмотрел, посмотрел я да и пошел дальше, но тут рябчики стали пересвистываться меж собой, тогда достал я манок и подключился к их разговорам. Через некоторое время услышал я волнительный бой крыльев одной из птиц, которая направилась ко мне, но подходила так медленно, так не спеша, что только нужда заставляла меня ее дожидаться. Мой оставшийся провиант был очень скуден и похлебка из рябчика была бы как раз кстати.

В бинокль мне было иногда видно рябчика в просветах деревьев и густой травы. Рябчик не спешил и как я понял просто пошел прогуляться и заоднем поинтересоваться, что же за новая птица появилась в их владениях и заодно познакомиться. Среди кустиков черники он не спеша высматривал и склевывал оставшие ягодки, червячков, комариков, затем постояв, замирал, прислушивался и переходил к новому кустику и таким образом все больше приближался ко мне.

По поведению рябчика было видно, что надумал прогуляться он просто так. Заметно было, что птица была уже сытая и передвигалась она медленно - беззаботно прогуливаясь. Иногда рябчик отзывался мне, но без азарта, а так ради простого уважения.

В конце – концов, рябчик подошел на расстояние верного выстрела и я стал тихо и по возможности незаметно для него готовиться к выстрелу.

Вот показался он между стволиками невысоких елочек и остановился, приложился я щекой поплотнее к прикладу и стал медленно нажимать на курок, как вдруг рябчик сильно, часто и нервно забил крыльями и в ту же секунду взлетев, словно стрела стремительно промчался мимо моего лица, обдав мое лицо воздухом и запал за моей спиной в кроне ближней ко мне ели.

Ничего не поняв, медленно поднимая взгляд от прицела я увидел как долей секунды позже прямо над местом взлета рябчика промчалась совершенно бесшумно огромная серая молния и метнулась прямо к моему лицу.

Все произошло в одну секунду. Не успел я отпрянуть назад от неожиданности и испуга, как молния остановилась на вершине обломленной изгнившей березки, что стояла в 1.5 м от меня.

Огромный филин уставился на меня во все глаза, он ведь желал увидеть другого рябчика, а здесь оказалась такая необычная оказия.

Тараща на меня глаза и соображая, что же здесь пошло не так, он весь подался вперед и даже на мохнатых своих ножках приподнялся при этом. Я был точно в такой же позе в этот момент.

Нос к носу, два молодца охотника столкнулись на одной охотничьей тропе и сейчас пялили глаза друг на дуга.

Словно сказочная картина предстала перед моими глазами - огромная, красивейшая, прекрасная птица, среди девственной природы и прямо у моего носа, руку протяни - достанешь.

Филин

Филин в упор уставился на меня и соображал: "Елы-палы! Куда рябчик-то делся!? Где, тот что с земли слетел и где тот, что свистел здесь!?*(фото взято с сайта "gogle.ru"

Всего мгновение продолжалось это прекрасное видение, поняв все, отпрянула птица назад, вспорхнула без шума и отлетела обратно в ельник.

Отошел я от случившего не сразу. Затем, тихо, медленно развернулся и отыскал рябчика с помощью бинокля. Сидел он в самой гуще ветвей ели не живой – не мертвый, прижался к сучку, весь сжался в комочек и не шелохнется.

Пожелал я ему удачи, так же медленно повесил ружье на плечо и не спеша, что бы не спугнуть затаившегося рябчика пошел своей дорогой. Вот обрадуется он, когда еще и меня- охотника, увидит уходящим.

Под счастливой звездой родился этот рябчик - как никак двух врагов своих оставил с носом. Почитай, второй раз родился он сегодня.

А ведь решила исход дела всего лишь одна секунда. Промедли он мгновение и стал бы моей добычей или опытнейшего охотника за боровой дичью – филина, который по сути этой необычной истории и спас рябчика.



Попасть в просак, запросто так!

В просак попадают не только люди, а и звери и птицы тоже. Ситуация эта всегда двойственна и динамична в своем развитии, поначалу слаженна и логична, а в дальнейшем, после пика события может быть смешна и даже трагична.

Филин

Рябчик - основной объект охоты из числа всех представителей боровой дичи, которые обитают в наших Российских лесах.*

Тяжел таежный путь среди топких, обширных болот, моховых ельников, густых мелкачей, глухих распадков и непролазных залежей бурелома. И вот однажды, изрядно вымотавшись, такой вот дорогой решили мы встать на обед на пригорке топкого болотца. А было нас трое - со мной еще две сибирские лайки.

Сбросил я рюкзак, разжег небольшой костерчик рядом с красавицами елями, да и присел тут же, а когда закипела вода в котелке, то кинул пригоршню спелой брусники в него, для заварки. Устроился поудобнее на валежине поросшей мхом, сижу как в мягком кресле, чаек попиваю, да перед собой посматриваю. А красота перед глазами необыкновенная.

И справа и слева от меня группы молодых елей с красавицами рябинками, за ними высоченные кедры, впереди за моим костерком - изумрудно - алая брусничная полянка, а за ней золото берез на фоне густо-синих осенних туч.

Собаки мои развалились у ног. Одна справа лежит, другая слева и внимательно так следят за комбинацией движений моих рук и глаз. Ружье у меня на коленях лежит, а портянки и носки на воткнутой в землю палке у пламени костра сушатся и рюкзак рядом стоит.

В общем, как никогда, хорошо сидим – душевно по сторонам глядим и за счастливый осенний день - боженьку благодарим. И в самом деле, с какой стороны и куда не посмотри - благодать кругом, да и только.

Вдруг вижу, мои собаки завертели ушками туда-сюда. Значит учуяли кого-то, но лежат не шевелятся. Видимо умаялись крепко, с рассвета до полудня по лесу носиться и шевелиться им особо-то сейчас тоже не хочется как и мне, ведь скоро снова в дорогу, а потому надо бы и отдохнуть успеть. Что ж думаю за дичь-то, ходит рядом?

А места кругом для рябчика – сами те. Взял я манок, да и свистнул рябчиком, а он тут же и отозвался от болотца.

Стал я разговаривать с ним и так свистну и эдак, а он охотно так отзывается и так ответит и эдак, но к нам не летит.

Собаки мои лежат, слушают и только ушками крутят и так, и сяк, но не встают. Выходит, что обед - святое дело и для меня, и для моих псов и для отшельника- рябчика.

Сидим дальше, наслаждаемся беседой, спокойно ведем переговоры и тут вдруг обе собаки как по команде резко повернули головы к болотцу. Взглянул туда и я и тут из-за ближних елей, вылетает рябчик и прямо к нам - к самому костру.

Опомнился он меж самых собачьих морд, а одна морда даже скляцала зубами, а рябчик резко взял выше, пронесся над самым котелком и задев крылом кружку с чаем, поднесенную мной ко рту, обдав меня запахом дичи и лесной подстилки вдруг словно испарился. Не слышал я даже шума его посадки, что удивительно. Видимо со страха - улетел бедняга к черту на кулички.

Псы мои вскочили разом. Затанцевали словно ужаленные. В суматохе сбили мою сушилку, котелок с остатками чая. ”Атомный” взрыв получился в костре, от которого они и я шарахнулись в стороны как от палки.

Пока мы приходили в себя, переваривая происшедшее, от портянок моих одни дырки остались, а носки съежились. Да и рюкзачок пострадал - в одном месте вместо зеленого – рыжим стал.

Вот такая история приключилась в уральской тайге. Ладно бы только рябчик попал в просак, так нет, угораздило и меня с моими собаками попасть в свой просак. В общем сыграл эффект домино, только был он в исполнении не костяшек, а так называемых просаков.

Уходили мы не сразу, а рябчик так ни разу больше и не отозвался. Видно ошалел он от несостоявшегося чаепития с охотником и двумя его собаками.



Вальдшнеп

Как вальдшнеп на мотоцикле катался.

В конце апреля, когда снег уже почти весь стает, и отголоски его былого величия еще белеют кое-где в еловых распадках. В это самое чудное и прекрасное время, с юга, к нам на Родину, прилетает множество перелетных птиц. Вот в такую весеннюю пору, мой друг Гриша, однажды и поехал в соседнюю деревню на мотоцикле. Мотоцикл его - всей округе известен, как и вам, читатель, это ИЖ-49, который может работать без ремонта и даже без ухода десятки лет и при этом возить ездока без проблем по самым глухим лесным дорогам нашей уральской глубинки.

Вот мчится он на мотоцикле среди лесов, среди редких таежных полян по глухим заросшим дорогам и нарадоваться не может тем картинам, что открываются ему. Здесь высокой стеной нависшие над дорогой каменные палатки придают особую суровость и таинственность вековому ельнику, а тут на пригорке вынырнула солнечная полянка и открывшиеся долины и глубокие распадки просто завораживают вид своей масштабностью. Вот у опушки лесного массива взлетела стайка тетеревов. О! Это не просто картина - это волшебная картина! Полет стайки черных, как смоль тетеревов, с ярко-красными бровями у глаз, на фоне еще не одетого, а потому серого и невыразительного леса кажется настоящим волшебным росчерком. А если еще видит эту картину горячий охотник, то радость от такой картины просто зашкаливает. Мчится мотоцикл, спешат изо всех сил тетерева, стараясь по краю массива обогнуть, ускользнуть от неизвестной им доселе бегущей птицы. И это им удается. Вот только чуточку поднялись они над осинниками, и сразу же пошли резко в сторону на бреющем полете от непрошеного, назойливого и такого шумливого гостя.

А наш герой, Гриша, раскрыв рот от яркой картины мчится дальше и только гул двигателя, да просторы необъятной дороги руководят им. Вот впереди по дороге взлетели глухари, и снова радостно сердцу от волшебной картины. Вспугивал он и зайцев и рябчиков тоже, однако больше всего на его пути попадались вальдшнепы. Как он сказал мне, наверное, штук 40 встретил за дорогу. Вальдшнеп и в спокойной то обстановке взлетает чуть ли не в 2 шагах, часто пугая виновника беспокойства. А здесь же, застигнутые врасплох, они взлетали из-под самых колес мотоцикла. Некоторые так и летели перед самым Гришиным носом, пока не догадывались свернуть вбок или взмыть вверх. Иной раз приходилось и нос воротить от них при обгоне, или даже отмахиваться. Однако скоро терпение у Гриши кончилось, и он взял одного такого-то нерасторопного словил, да и сунул себе под куртку, а сам поехал дальше не останавливаясь.

Мчится он дальше по лесной дороге, а вальдшнепы так и шарахаются от него в стороны, так и шарахаются. Его же вальдшнеп под курткой сидит тихо, как будто и нет его там. Гриша уж беспокоиться начал, а не задохнулся ли он.

Приехал домой и вручил диковинную птицу своей жене красавице. Та бережно взяла подарок, улыбнулась Грише, полюбовалась вальдшнепом, погладила его и говорит: «Давай Гриша отпустим его. Благодать-то кругом какая, ручейки, солнышко, птички щебечут, что ему сидеть-то в неволе. Пусть хвастает теперь перед своими друзьями, что на мотоцикле катался, и даже к охотнику в гости заехал». Гриша рассмеялся и конечно же согласился. Подбросила она птицу вверх, и вальдшнеп сразу же в лес полетел, благо дом-то Гриши на пороге леса стоит.

Снял Гриша куртку, а свитер под ним весь в белой жидкой кашице, видимо недоволен все же был вальдшнеп тому, что его принудительно прокатили на мотоцикле, коли так отблагодарил он своего водителя. А может ему, сильно страшно было первый раз в жизни ехать на мотоцикле к охотнику в гости.

К слову сказать англичане подсчитали, что к ним в страну каждую весну прилетает около 400 вальдшнепов, а у нас в России за время вот такого лесного путешествия за час с небольшим можно встретить до сотни этих самых вальдшнепов.

Тетерев

В ловушке

У нас на Урале довольно часто происходит быстрая смена погоды. Бывает, в одни сутки налетит ветер, а за ним морозец знатный придет, да такой, что и не веришь, что еще вчера о шапке, валенках и теплой куртке и не вспоминал. А бывает и наоборот – уйдешь в лес с ночевкой в теплой шубе, а на завтра глядишь - оттепель, да такая, что и лыжи не идут - снег на них липнет и шуба никак ни к месту – лишняя тяжесть.

Тетерева на березе

В зимнее время тетерева питаются почками березы. Так они и кочуют стайками зимой по березнякам. Примечание: фото взято с сайта www.bathar.ru

Однажды, на другой день после внезапной оттепели, когда с крыш капало почти как весной, направился я в лес. В этот день крепко подморозило, и весь вчерашний подтаявший снег прихватило морозцем. Идешь по этой корочке как по стеклу, лыжи шуршат, и маленькие потревоженные разноцветные льдинки так и разбегаются во все стороны от меня. Наст был крепким, и даже заяц и тот на нем не везде проваливался.

Думая, что такая погода могла сыграть злую шутку с тетеревами, я и решил поискать их в березняках, где они обычно и ночевали все прежние дни. Тетерева, как глухари и рябчики зарываются спать в снег, здесь им теплее и безопаснее. А вот в такую погоду, какая случилась в эти сутки птицы могут попасть впросак. Подтаявший снег, мороз сковывает в крепкую корочку - наст настолько крепко, что бедные птицы зачастую не могут ее проломить и так и остаются под снегом, а это верная смерть для них и какая должно быть страшная. Такие случаи известны. Сегодня складывалась именно эта ситуация.

Дорогой на глухих лесных полянках встретил я свежие лунки рябчиков и как видно было по ним, рябчики не испытывали никаких проблем, снег здесь был рыхлым, пушистым. И действительно, в густом лесу и на небольших лесных полянках корочки практически не было. Вчерашний теплый ветер успел хорошенько похозяйничать лишь на больших полях и полянах, в светлых березняках и руслах речек, а вот в сосняки и ельники он не смог проникнуть и потому сильного перепада температуры в них не произошло, отчего и ледяной корочки там не получилось.

Вот и березняк, где обычно отдыхают и питаются березовыми сережками тетерева, и где я их иногда поднимал из снежных лунок и часто видел сидящими на кронах берез. Сегодня их здесь не было. Стал я обходить их угодья, но свежие лунки мне никак не встречались. Перешел в другой березняк и здесь и наткнулся на место их ночлега. Повсюду были видны входные отверстия лунок, а вот выходных не было ни одного. Выходит, мои опасения оправдались полностью.

Не теряя времени, я с ходу прошелся несколько раз по полянке вдоль и поперек, стараясь при этом взломать снежную корочку. Здесь она была настолько крепкой, что мои охотничьи лыжи разрушали ее с трудом и мне пришлось хорошенько поработать, прежде чем "вспахать" ее всю. Однако ни один тетерев не вырвался из под моих ног. Куда же подевались они?

Разгадка пришла быстро. Выбрал я одну из лунок и стал ломать руками наст над ходом птичьего тоннеля, который и привел меня к кромке леса. Здесь и было выходное отверстие.

Оказывается вот каким образом тетерева вышли из этой трудной ситуации. Полянка эта была небольшой, метров 20 - 25 в диаметре и по краям ее, у стены взрослых берез росли мелкие березки – прутики. Вот тетерева, помыкавшись на полянке и не сумев разрушить крепкий потолок, начинали в страхе бороться за свою жизнь и пробиваться под снегом туда – сюда. В итоге все они натыкались на мелкие кустики. А здесь им разрушить корочку льда удавалось значительно легче, так как наст уже был проткнут березками в нескольких местах и не представлял собой единого целого.

Проверил, таким образом, я каждую из лунок, а их было около 15, и оказалось, что косачи - черныши, все до единого спаслись только за счет этих вот самых березовых тонких прутиков.

Поползни

Мои лесные друзья

В тот год полевые работы затянулись необычно долго. Уже снег лежал на голых кустиках черники, уже и рябчики перешли на питание березовыми сережками, а мне по-прежнему, приходилось проводить массу всевозможных замеров и вести нудные многочисленные записи.

Внезапный мороз еще больше усложнил выполнение исследований. Руки мерзли, ручки отказывались писать при низкой температуре, и я писал карандашом в рукавицах. Мало того, не работали и приборы, поэтому приходилось прятать их под одежду между замерами.

Все лесные обитатели резко изменили свое поведение. Большие синицы и снегири ушли в город, зайцы замкнулись в еловых, ольховых и ивовых зарослях, тетерева свалились в массивные березняки. Чаще всего мне на глаза попадались только стайки лесных синичек и поползней с ними. Бывало за целый день только их и услышишь, да еще крик ворона в вышине.

До наступления морозов из птиц на меня мало кто обращал внимание кроме сойки, которая стояла у меня на довольствии еще с лета. После их же прихода картина резко изменилась, и я стал интересен многим.

Особенно ко мне стали присматриваться поползни. До лагеря они прилетали с синичками, а затем отставали от них и гостили у меня. В первые дни заглядывали они ко мне в котелок и в чашки, оставшиеся после еды, в то время когда я отходил от лагеря. Со временем они стали подчищать мою посуду при мне, а через неделю две уже обедали вместе со мною.

Я садился у костра, ложил для них кусок хлебушка и шла дальше наша веселая пирушка. Я ел суп и пил чай, а они хлебушек. С каждым днем наша дружба становилась крепче, причем крепость ее напрямую зависела от имеющейся у меня пищи и крепости мороза. Чем больше был мороз и чем вкуснее была моя пища, тем крепче была наша дружба.

Скоро поползни совсем привыкли ко мне и стали садиться на руки, голову, плечи, колени, выпрашивая пищи. Особенно сильно они обожали яичный желток, из-за которого даже ссорились между собой. Высшим же лакомством для их желудков было сливочное масло. Однако перепадало им этого продукта не часто, т.к. оно и мне служило лакомством, к тому же запас масла я имел мизерный. Хлеб, картошку они обычно сразу же начинали прятать про запас. Причем прятали его в расщелины коры деревьев у самого снега. Не понимали, что готовят этот хлебушек не для себя, а для мышек, т.к. уже в декабре выпавшие снега будут выше метра и им уже никак не достать заготовленной пайки.

Иногда поползни исчезали на полдня, на день, а возвращаясь, находили меня в лесу и начинали требовать пищу. При этом они подлетали к моему лицу и трепеща крылышками заглядывали в него. Я, радуясь такому доверию, бросал все свои дела и спешил к лагерю. Всю дорогу они ехали на моей вытянутой руке или сопровождали меня, перелетая рядом с дерева на дерево. Так мы и жили совместно, в глуши лесов уральских, радуясь, друг другу.

Жить же в лесу без избушки, ночуя у костра, становилось все тяжелее. Особенно выматывали длинные, нескончаемые ночи, ведь день становился все короче. В такую длинную осеннюю ночь надо поддерживать костер, т.е. многократно просыпаться за ночь. К тому же за ночь часто меняется направление ветра и дым от костра часто гостит на твоей законной территории. И в этом случае снова не до полноценного сна. Ладно, если одну ночь переспать, а когда неделю - две, то терпение для этого надо иметь основательное. С рассвета и до темноты одна и та же работа - тысячи однообразных замеров, затем снова к костру и каждые сутки весь этот цикл повторяется. Вот такая она настоящая наука и есть. Основой ее и является интерес помноженный на терпение.

Однажды забрели ко мне охотники, и я увидел, что мои друзья-поползни не боятся этих чужих людей и просят у них пищу точно так же как у меня. Охотники же поразились такому поведению диких птиц, с подобным они еще не встречались. После этой встречи, стал я задумываться о наших взаимоотношениях, не приведи бог, наткнутся поползни на недоброго человека и останутся без свободы или вообще погибнут. К тому же не вечно же мне жить в этом лесу, все равно настанет время уходить к людям, а им, избалованным мною, еще труднее придется бороться за жизнь в суровую зиму, которая еще только набирает свою силу. Вопреки своему сердцу, стал я более строг с ними.

Вскоре все разрешилось помимо моей воли, пришло время свертывания полевых работ. В день моего ухода они долго не появлялись. Я нервничал, ожидая их, уж очень сильно хотелось мне проститься с ними. Однако пропали мои друзья, а зимний день короток и мне следовало спешить. Оставил я им все, что мог из пищи и пошел медленно, постоянно оглядываясь.

Тут почудился мне крик поползня. Постучал я прикладом ружья по стволу дерева, они и прилетели сразу же. Угостил их в последний раз, пожелал им добра на прощание и пошел наверстывать упущенное время. Они как обычно поехали на руке, а потом, видя, что я ухожу, все дальше от их родного дома, стали беспокойно порхать перед моим лицом, словно просили остаться.

Расставаться с друзьями всегда тяжело, а особенно тяжело прощаться с ними на веки вечные. Сел я на буреломную ель и они уселись рядом необычно притихшие, будто поняли все. Пошел я, а они ни с места, сидят рядышком и посматривают в мою сторону. Однако вскоре догнали, сопроводили до ручья и здесь уже навсегда разошлись наши дорожки. Осталась у меня светлая память о них, да множество черно-белых фотографий.

Дятел

Как дятел избушку расколотил

Водится в наших Уральских лесах черный дятел – желна. От обычного, большого пестрого дятла он отличается значительно большими размерами тела и окраской, которая у него темная - претемная как у черного ворона. А вот душа у него светлая - охраняет он наши леса от вредителей леса. Верх головы этого дятла окрашен в ярко красный цвет. Посмотришь, бывало издалека на него – словно красная шапочка на нем одета - ну в общем смахивает он по внешности немного на очень уж серьезного санитара.

Дятел желна

Дятел желна - санитар наших лесов. Осматривает он не только больные и усыхающие растения, а и все попадающие на его пути как говорится для профилактики.*

Дятел этот по нашим меркам совсем малограмотен и знает только два слова «Пырь, пырь» и «Ки-иии, ки-иии». Первое слово он произносит обычно, когда летит и вертит головой туда-сюда, а второе, когда сядет где-нибудь и начнет искать себе пищу. Приземляется же он как правило на погибших деревьях, т.е. там где есть что-нибудь вкусненькое для него в виде короеда или жучка какого- нибудь. В связи с таким его предпочтением в питании, он и появляется обычно там где имеются ослабленные и больные деревья. Особенно рай для него в местах бывших пожарищ. Деревьев погибающих полно, а на них всегда есть для него питание. Семенами хвойных растений он не питается, как его родственник - большой пестрый дятел. А по сути этот дятел является санитаром наших лесов - не дает неограниченно размножаться вредителям наших лесов. Так вот однажды этот самый черный дятел повадился летать на мой опытный участок и вот что из этого вышло.

В первый год полевых исследований на одном из участков я сразу же построил себе небольшой шалашик-избушку. Вышла она у меня неказистой, но от дождя спасала, в ней я обедал и ночевал когда придется. В общем служила она мне вполне исправно.

Возле избушки стояло несколько засохших и довольно крупных деревьев. Вот дятел и повадился летать на них. Все обследует снизу доверху, заглянет в каждую щелочку, ямочку, а то и сам дырок в стволе наделает таких, что только держись.

Его клюв – словно долото. Одним ударом он к примеру пробивает кору взрослой березы до самой древесины. Изорвать эту самую кору в клочья и освободить ствол от нее для него тоже раз плюнуть. Ну а уж гнилушки всякие он так шерстит, что только труха и щепки летят во все стороны от дерева на несколько метров, как от крутого дровосека.

Каждый свой визит он повадился копаться у самого толстого дерева, в его комлевой части, которое стояло вблизи моего жилища. Весь первый полевой сезон я то и дело слушал его «Пырь, пырь» и «Ки-иии, ки-ии». В общем работяга он, будь здоров! Однажды решил посмотреть на его работу. Батюшки! Огромное это дерево он чуть ли не наполовину расклевал. Ну думаю: «Вот думаю - какой крутой мужик, вот тебе и Пырь, пырь». Так со временем и стал я его звать Пырь-Пырь.

Сильно он мне не досаждал, а только радовал меня своим появлением. Во второй половине лета в лесу довольно пустынно, а тут такая примечательная птица рядом и почти каждый день.

Однажды пришлось мне зимой оказаться в тех местах и что я увидел? И зимой дятел добывал себе еду на этом дереве. Для чего он даже разгребал выпавший снег и работал на прежнем месте, но уже в снежном шурфе. "Шутки-то шутками, а дерево то ведь скоро может и упасть" - стал изредка подумывать я.

В весенние дни второго полевого сезона, когда я полностью подправил и даже улучшил свою избенку Пырь-Пырь стал прилетать снова. Перед этим знаменательным его прилетом ненастье длилось несколько дней и намокшие крупные мертвые сучья, то и дело валились сверху, не выдерживая тяжести воды. Приходилось быть внимательным. Все эти дни гулял порывистый ветерок и от сырости, постоянного шума крон в лесу было совсем неуютно. Обрадовался я его прилету, все же вдвоем-то повеселее будет в этой глухомани.

В этот день долбился он у сосны довольно долго, в несколько заходов пытался достать лакомых жучков, а я работал немного поодаль - внизу склона. Пришло время обеда я и направился было к избушке. А дятел как всегда орудует своим инструментом на прежнем месте, только стукоток несется от избушки по лесу. Вдруг слышу глухой, едва слышный хруст и последующий грохот падающего дерева. Подошел к своему лагерю.

Еще не уселась "пыль" от упавшей сосны и жердей моей избенки, а над лесом снова неслось как и прежде веселое «Пырь, пырь», а вскоре и «Ки-иии, ки-иии». Судорожно перевел я дух и пошел разбирать свои вещички. Самое дорогое - фотоаппарат "Зенит" был с собой, а все остальное, так - пустяки. Через день Пырь-Пырь прилетел снова и как ни в чем не бывало стал работать на других близьстоящих соснах.

Худа без добра не бывает, хату сломал, так зато дров мне наготовил почти на месяц, за что и благодарен я ему крепко. Ну а раз он технику безопасности не соблюдает, то подумалось мне - надо бы строительную каску купить. А потом решил - так не поможет она, а потому с тех пор постоянно контролирую все его рабочие места, которые находятся рядом с моей новой избушкой. А строительную каску я покупать не стал - с таким крутым соседом это будет нерациональным использованием средств.

Шутники

Трудна полевая жизнь, но и интересна. Бывает так завертит, так закрутит самую обыденную ситуацию, что потом всю оставшуюся жизнь толком, не знаешь то ли смеяться над ней, а то-ли судьбу благодарить за то, что все так обошлось, как было.

Сосновый бор

Вот в этом бору мы и дружили с Гогой несколько лет.*

В тот день, изрядно измотавшись работой, не пошел я к лагерю, а решил пообедать здесь же рядом. Облюбовал небольшой пригорочек в низинке и, усевшись под высоченной сосной, разложил свою нехитрую снедь на газетку. Пока на костерке грелся суп, налил себе чайку из великолепного китайского термоса и стал попивать его, уж больно мучила жажда.

И тут слышу в кроне сосны, под которой я сидел, застучал дятел. Ну, думаю: «Гошенька прилетел на обед. Отлично! Вдвоем-то оно веселее будет». Читатель спросит: «А почему Гошенька?». А дело в том, что с этим дятлом знаком я давно и знаю его как облупленного.

Вся жизнь этого бедолаги у меня на виду и, причем не один год. Читатель опять же спросит, а почему бедолага? А потому, что за каждый мизерный кусочек своей пищи он всегда отвечает своей головой и не умственно, а физически. Слава богу, что у нас с вами не так.

Так вот я все о нем знаю: Как он воспитывает своих детишек и сколько их у него, как ругается с женой, как ухаживает за ней, когда просыпается и спать ложится и вообще чем живет и чем дышит этот лесной типок – мне все известно. Он даже и спит то на сосне, что стоит рядом с моим лагерем. Вот чтобы его как-то отличать от других дятлов я и дал ему имя. Так интереснее мне и вроде как еще один друг у меня в лесу появился, но уже среди дятлов.

Дятел

Большой пестрый дятел - типичный обитатель наших сосновых лесов.*

Сижу я, балуюсь душистым чайком, любуюсь вековым бором и тут вдруг, что-то прошипело сверху и хлопнуло по газете так, что в ней дырка осталась. «Ага» - думаю: «Гошенька новую шишку принес, а старую выбросил». И точно застучал он снова, весело и задорно так. Достал я упавшую шишку, осмотрел, а она крупная, тяжелая да увесистая такая и полная семян сочных и мягких. Гога видимо ее обронил нечаянно, потому как целая она. Вот думаю, повезло мне: «Спасибо тебе дружок, что в голову то не попал такой шишкой, а то скучно было бы мне тута сидеть».

Семена в шишке только - только наспели в общем лакомство для дятла. Конечно, Гоша безумно рад такой пище, как и все дятлы в округе. Потому-то стукоток дятлов отовсюду и доносится.

Тут вновь сшипело и чай выплеснулся мне на лицо и шею, а пальцы заныли тупой болью. От неожиданного удара я вздрогнул, но кружку удержал и спокойствие сохранил. Ладно, думаю: «Григорий шутить изволит. Что ж хорошее это дело. Какое же общение меж друзьями без шутки? Шутки мы понимаем. Без шуток в лесу совсем букой станешь, как тот медведь, что за ручьем живет». А надо сказать, что этот косолапый, до того дикий, что всякий раз зачуяв меня, шарахается вглубь леса, да так, что гул еще до-о-лго потом стоит над тайгой.

Кузница дятла на сучке дерева

Кузница дятла на сучке дерева. Вставляет дятел плотно шишку в выемку, которую сам же и выдолбил и трапезничает, доставая вкусные семена из нее. *

Пришло время суп хлебать. Поставил я чашку на колени и приступил к нему с аппетитом. Но не тут-то было, новая шишка чиркнула по носу, и чашка, будто птица соскользнула с колен и через мгновение подмигнула мне закопченным донцем. Настроение упало – придется остатки дня вкалывать впроголодь, а Гога еще веселее стал стучать, что ж известно – аппетит - то приходит во время еды.

Делать нечего, поискал в рюкзаке бутерброд, и бережно удерживая его, стал им закусывать. Не успел я толком его вкус почувствовать, как во весь кусочек колбаски прямо на моих глазах расплылась белая клякса.

Читатель поймет мое состояние. Человек я уважаемый, даже медведь и тот меня уважает, и конечно такого издевательства я вытерпеть не мог. Поднялся, а Гога, почуяв недоброе, что-то прокричал мне, должно быть: «Чо ты мужик! Шуток не понимаешь?» и перетел к другой своей кузнице и снова весело застучал там.

Пошел я к нему, а сам думаю: «Ну Гога, достал ты меня своими шутками, не ты один шутки любишь. Мы в шутках тоже толк понимаем». С этими словами подошел я к сухостойному дереву, на котором обедал Гога и стал потихоньку его раскачивать. Дерево стало раскачиваться не вдоль направления его удара по шишке, а поперек. И вот когда амплитуда колебаний вершинки сосны стала приличной, будто в крепкий ветер, дятлу попасть по шишке стало сложнее. Тогда он, прерывая стук, стал то и дело подозрительно посматривать вниз на меня, то через левое плечо глянет, то через правое. Ну точно военный летчик так смотрит на результаты своей бомбежки. Пока он соображал, что к чему, я уже устал, так как дерево было не маленьким и шутить было тяжело.

Вскоре ему надоело быть в роли всадника на необъезженном скакуне и он, возмущенно прокричав, улетел на прежнее место. Я повернулся, провожая его взглядом и тут каким-то шестым чувством, а может быть подсознательно, до сих пор не пойму как я почувствовал, что-то неладное, Резко глянул вверх и тотчас обмер. Сухостойное дерево, совершенно бесшумно накрывало меня, и я, что есть силы, прыгнул в сторону. Дерево с шумом и треском громыхнулось рядом. Сыпались обломленные ветви, хвоя, ободранная кора деревьев и мелочь всякая кружилась в воздухе. От испуга ноги плохо держали меня, руки дрожали, и я сел на упавшее дерево.

Придя в себя, обратил я внимание на то, что Гога кричит истошно и даже как-то остервенело так. К тому же сидит он не на сосне, а на березе, где у него «кузницы» сроду не было. Увидел я его и говорю: «Дошутились мы с тобой Гошенька – сами едва живы остались. А началось то ведь все с пустячка». Он в ответ что-то резко крикнул в мою сторону и улетел.

Мало помалу потрясение проходило, и я стал осознавать, что дерево упало как раз на то место, где я только, что обедал. Почуяв недоброе я направился туда и увидел страшную для меня картину. Мой термос, мой дорогой бесценный термос был впечатан верхушкой дерева в землю «по самые уши», да так аккуратно, точно вкопали его. Здесь же рядом лежал и сук с закрепленной на нем недоеденной дятлом шишкой. Видимо, верхушка дерева ударила и по суку, на котором обедал Гога и выбила его из под ног дятла. «Ага» - догадался я – «Вот почему он так истошно кричал с березы, ведь наверняка с такими крутыми шутками он встречается впервые в жизни».

Я быстро сбегал до лагеря за ножовкой, лопаткой, отпилил вершину дерева и откопал термос. Он оказался целым, правда, выгнутым в дугу, отчего поменьше размером стал. Позднее, я убедился, что он такой-то даже удобнее в обращении, так как я его стал класть сверху рюкзака, будто солдатскую скатку.

С тех пор мы с Гогой по-прежнему дружим, правда, шутить перестали. А как же иначе, опасное это дело! Ну а кто из знакомых спросит: «Где ты такой классный термос достал?». Я отвечаю: «Да Гога – один мой знакомый подарил».

Певчий дрозд

Залетная птичка

Однажды проходил я весною через Основинский парк, и от того, что услышал там, сразу же остановился как вкопанный. Удивительное дело, но с невысокой сосенки, стоящей около самого тротуара, вдруг полилась песня певчего дрозда!

Поет певчий дрозд

Песня певчего дрозда считается одной из лучших песен наших российских лесов.*

Поразился я тому, что пела эта птица не в диком лесу, а в большом городе, видимо весна на нее так подействовала. И действительно. Погода была теплой, ни ветерка, ни облачка. Яркое ласковое солнышко, запах оттаявших листьев и земли, журчание первых ручейков заполонили все вокруг. А он видимо только, только с юга прилетел. Упал с небес, отдышался, осмотрелся наспех и как будто на райскую землю попал. К тому же опасная, труднейшая дорога наконец - то позади, а родные места - вот они совсем, совсем рядом и как тут не запеть, не помахать крылышками от счастья. Вот он и решил на радостях пославить себя, пославить всех окружающих и весь этот чудесный мир своей изумительной песней.

Вообще - то дрозд этот - обитатель настоящих лесов, очень крупных парков и больно осторожен он. Обычно встречи с людьми избегает. Бывает в лесу поющий дрозд не подпускает человека и на 100 м, если тот подходит открытым местом к нему. Услышать эту песню в лесу - здорово, а уж в городе - редчайшее событие.

Прижался я к березке и наслаждаюсь прекрасным пением птицы, а народ идет по тротуару почти беспрерывно. Подумал я, что сейчас толпа людей здесь соберется и все они с замиранием сердца будут слушать великолепную песню весны.

Ведь известно, что знатоки пения птиц часто спорят, выясняя меж собой, какая же песня лучше соловья или певчего дрозда. Одни считают, что певчий дрозд соловью и в подметки не годится, а другие доказывают, до хрипоты в голосе, обратное. По мне, так все они правы. Обе птицы - великолепные певцы.

Стоял я слушал весеннюю песню, а народ все шел и шел и никто из них не обращал никакого внимания на лесного певца. Прошли мимо бабушка с внучкой, мамы и папы с детками и дяди и тети, и юноши и даже все прекрасные девушки, тоже прошли мимо. А от крика солидной дамы, выгуливающей своего пса какой - то чужеземной породы, певчий дрозд оборвал свою песню и улетел.

Ворон

Жизнью наученный

Вблизи моего полевого лагеря, водилось множество зверей и птиц. Большинство из них вели себя очень скрытно, а многие поначалу боялись меня как огня. Встречи с этими животными были для меня всегда большой удачей. Ну, как, например не обрадоваться наблюдению за барсуком или косулей, а то и редким по нынешним временам лосем.

Ворон

Ворон - единственная птица наших лесов, которая знает абсолютно все, буквально о всех событиях происходящих ежедневно в лесу в местах его обитания.*

Другие на меня просто не обращали никакого внимания, у них и своих дел было по горло. Остальных я интересовал только как источник дополнительного питания для них. Так мыши, бурундуки лучше меня знали, что у меня есть вкусненького, ну а оводы и комары просто с ума сходили от радости при моем появлении в их владениях. Однако из всех моих соседей самыми приметными всегда были вороны.

Этих птиц я встречал и слышал практически ежедневно, много раз на день и даже в сумерках. Их гнездо от моего лагеря было всего на расстоянии каких-то 150 м., а вся территория лесов, как я понял по своим наблюдениям, на значительно большем расстоянии была зоной их жизненных интересов. Поэтому они постоянно следили за каждым моим шагом и абсолютно не допускали никаких вольностей с моей стороны. Мало того они постоянно следили за мной. Стоило мне только развести поутру костер, брякнуть хорошенько крышкой кастрюли, постучать топором или вообще произвести какой-либо шум, как одна из этих птиц тотчас начинала кружить надо мною и выяснять, что же это я там такое делаю. В общем, каждый мой шаг был у них на учете.

Мой ежедневный маршрут проходил около их гнезда, где мне приходилось делать замеры на опытных объектах. Вот здесь они и устраивали мне самую настоящую выволочку.

Крики по моему адресу неслись истерические и надо понимать самого крепкого содержания. Все это сопровождалось их постоянными перелетами от гнезда ко мне и обратно. Если же я не уходил сразу прочь, то ворон садился на вершину сосны и начинал клювом ломать довольно толстые ветви, которые иногда и сыпались мне на голову. Все это сопровождалось истошными криками его супруги у гнезда.

Когда я поднимал фоторужье или бинокль к глазам, то они осторожничали еще больше и перелетали на большее расстояние от меня. Поначалу, после таких их приемов, я чтобы не беспокоить понапрасну птиц пробовал незаметно и совершенно бесшумно проходить свой маршрут.

Но не тут то было, птицы всегда обнаруживали меня еще на подходе к гнезду и все повторялось.

Удивительным для меня было то, что за весь период нашего многолетнего знакомства – а они гнездились около меня в течение 4-х лет я ни разу не обидел их и вообще старался мало беспокоить. При всем при этом они видели меня практически каждый день, даже и ночи то мы проводили с ними вместе и совсем рядом - я на земле у костра, а они на высоте 20 м на сосне. Однако и в первый день нашей встречи и в самый последний они всегда сторонились меня и встречали настороженно и с недоверием. Бурундуки, сойки, поползни давно уже считали меня своим кормильцем и брали пищу из рук. Зайцы, косули и лоси уже в конце первого сезона не ломились от меня в чащу сломя голову, а терпеливо, особо не беспокоясь, пережидали мое появление. Уж на что рябчики осторожные птицы, но и они бывало кормились у меня на глазах. Вороны же не допускали никаких шалостей и всегда вели себя очень осторожно при любой встрече со мной.

Как известно продолжительность жизни ворона более 70 лет и при его то наблюдательности, сообразительности, великолепной памяти и желании совать нос в любое мало мальское событие в лесу, а также том образе жизни который он ведет, в общем-то понятна причина его такого поведения. Ведь эта умная птица, при ее практически ежедневных многокилометровых перелетах над просторами уральских лесов помнит многое.

Она помнит, как там где гнездились ее деды, и прадеды человек свел все леса, и местами понастроил для себя каменные чадящие гнезда. Наверняка она не забыла как в далекие 20-30-ые годы люди, что ранее были одной семьей стали вдруг стрелять в друг друга и много валялось их тогда по таежной глухомани.

Без внимания этой птицы не оставался ни один человек с ружьем, топором в руках и видела она не раз на что способен двуногий с такими штучками в руках и даже безоружный.

В тех местах, где он отдыхал, собирал ягоды или проходил, иногда возникали страшные пожары и гибли, гибли огромные площади лесов вместе с их обитателями.

Понятно, что жизненный опыт этой сообразительной и грамотной птицы и заставляет вести ее при встрече с нами так, как мы этого с вами заслуживаем.

Белка

Белочка подснежник

Как-то спускался я на лыжах по приличному склону. Сосновый лес в этом месте был не густ, но скорость моя была приличной, а потому, чтобы не “вывалить” деревья смотрел я самым внимательнейшим образом вперед, вовремя уклоняясь от их жарких объятий. И вот, впереди меня на чисто белом полотне небольшой лесной прогалинки, ясно заметил я какого-то мелкого зверька. С великим трудом, только с помощью первокласного снежного фейерверка, окутывавшего все и вся удалось мне остановить свой разбег почти у самого выезда на полянку.

Смотрю я самым внимательным образом сквозь заснеженные ветви невысокой ели и видно мне, как в мою сторону быстро бежит белочка. Снег за шиворотом так и жжет мое тело, отвлекся я на секунду, убирая его, а когда вновь посмотрел, то белочки не было, как сквозь землю она провалилась. “Не понял”- сказал я сам себе и стал до рези в глазах просматривать снежную белизну полянки.

Вижу, как в одном месте появилась черная точка и вдруг разом, превратилась она в голову белочки, что высунула она из снега по шею. Повертела головкой вправо, влево и опять нырнула под снег, и так несколько раз и все ближе ко мне выныривая. Совсем забыл я про снег, тающий в моих валенках, и смотрю за белочкой, купающейся в снегу. Нечасто такое увидишь и потому занятно понаблюдать.

Вот показалась она с шишкой в зубах, выскочила из норки и по стволу моей елочки стремительно прошуршала на ветвь высокой сосны. Уселась поудобнее и давай вертеть шишку в лапках и своих острых зубках. Посыпались на меня чешуйки еловой шишки, словно снежинки крупные. Пошевелился я, а белочка знай себе кушает и на меня ноль внимания. Но вот закончила улепетывать она вкусные семечки, цикнула громко, то ли от удовольствия, то ли для порядка и игриво бросила в меня стерженьком еловой шишки. Должно быть в подарок мне, а сама стремглав умчалась по ветвям деревьев по своим беличьим делам.

Приводя себя и свое снаряжение в порядок после падения, подумалось мне - “Если человек работает под водой, то зовут его подводником. Выходит если следовать этому же порядку словообразования, то белочку эту надо звать – подснежником. ” И не только поэтому.

Действительно, что-то светлое, хорошее осталось у меня от этой мимолетной встречи, будто после глухой зимы повстречался я цветком, носящим это имя.

А на память об этой встрече храню я у себя дома стерженек еловой шишки, тот самый, что подарила мне веселая белочка - подснежник.

Бурундук

Юный путешественник

Малыши у всех лесных зверюшек такие же непослушные и шаловливые, как и маленькие детки у людей. Мамы и тех и других вынуждены всегда держать ухо остро и следить, чтобы их любимцы ничего не натворили такого, что могло бы угрожать их хорошему настроению, а то и самой жизни. Последнее, в особенности относится к деткам лесным, так как опасности их подстерегают на каждом шагу.

Бурундук

Юный путешественник пошел познавать окружающий мир. Страшно без мамы, но интерес и любопытство берет свое.*

Тем не менее, любопытство и интерес к познанию мира побеждает всегда и никто из них не собирается отсиживаться в норке, а старается вначале с родителями, а потом и самостоятельно познакомиться с окружающим миром. Ведь МИР вокруг это и есть жизнь! От глубины и широты познанья его, зависит и полноценность жизни твоей.

А прожить жизнь можно по-разному. Ну, например как сверчок за печкой и радоваться и быть счастливым теплу, сытному запаху и вечному покою. А можно как стриж, который радуется грозе и буре, беснующему океану и многодневным поднебесным путешествиям, и не унывает от лишений нелегких дорог и в восторге от бескрайних просторов пути своего и нового ежечасного познанья всего великолепия жизни на нашей планеты. Какой путь выбрать в своей жизни для животных решает их природный статус, а вот человек выбирает сам.

Вот и деткам бурундуков все интересно и очень занимательно и безумно привлекательно вокруг, а опасность? – Да о чем разговор, мама! Не беда, что по неопытности можно попасть в неприятную историю. Ну, например, забрести в муравейник, весело помчаться за проползающей гадюкой или свалится в яму, которых в любом лесу совсем немало. Мир надо познать, мама! И он стоит того.

Одно время поселилась рядом со мной пара бурундуков и вскоре стал я их встречать уже с выводком, т. е. со своими детками. Всегда забавно было смотреть за их прогулками. Вот бредет шаловливая братва, лазит где попало, повсюду сует свой нос и без их внимания не останется ни травинка интересная, ни веточка, ни муравей трудяга.

Все интересно бурундучкам и бабочки с цветочками и мухи с комариками и даже белые облака-кораблики в небе. Все что только можно, они обнюхают осторожно, а потом еще и лапкой проверят. А то устроят такую борьбу-свалку между собой, будто маленькие медвежата. При случайной встрече и не поймешь сразу, что же это за куча мала среди буйных трав и цветов лесных шевелится.

Вскоре, повзрослев, стали их детки самостоятельно путешествовать, поначалу неподалеку от норки, а затем все шире и шире по окрестным лесам. Вот здесь мне особенно часто и приходилось с ними встречаться. В один день одни из них от норки идут гулять на север, другие на юг, а остальные все вместе на запад идут, а на другой день все наоборот. Часто ходили они и поодиночке.

Однажды заметив прогуливающего бурундучка, решил я оставить свою работу и понаблюдать за проказником, а то что он таковым и является у меня не было никаких сомнений, ведь наверняка мать не разрешала ему так далеко уходить от норки. Было мне очень интересно узнать, куда и зачем этот маленький лесной гражданин направился?

Пошел я тихо, прикрываясь деревьями за ним следом. А он идет веселый такой, игривый и весь окружающий мир ему в радость. Вот помчался он за стрекозой, сделал два прыжка, а третий не получился. Мал еще карапуз и запутался в густой траве. С трудом выбрался из зарослей, причесал лапками взъерошенную шерсть, почесал животик, ушко и направился дальше.

Вот и ручеек, стал он переходить его по черемуховому прутику, а на середине остановился и уставился вниз в воду. Увидел там бурундучка, поднял хвостик торчком вверх и прыгнул вниз, видимо решил с братцем побороться как обычно. Плюхнулся в водную гладь, все паучки-лодочники по сторонам разбежались, а сам он под водою скрылся, и нет его. Вижу, вынырнул и плывет к берегу. Вылез на бережок, помылся, отдохнул у самой воды и видимо так ничего и не поняв, куда исчез его братик побежал дальше.

А дальше густые заросли липняка и трудно наблюдать за ним, чем же он там в этих зарослях-то занимается. Однако вскоре вышел он на горку и тут стал я его видеть постоянно. Вот привязался к нему овод, все норовил усесться ему на мордочку, бурундучок и спрятал ее под листик липы, только хвостик торчит, да чуть попка. Покружил овод вокруг нее, видимо обиделся, да рассердился крепко и на меня, бросился. Зацепил я его как следует, он и убрался восвояси.

У невысокой сосенки, ну, наверное, с метр высотой юный путешественник вдруг остановился, уставился на нее, а затем по лежащему бревнышку быстро и весело перебежал на ее нижнюю веточку и вот чему я сильно удивился, стал раскачиваться на ней, ну совсем, так как каждый из нас с вами делал это в детстве, получая удовольствие от такого развлечения. А веточка эта была коварной по причине ее излишней тонкости и так и норовила бурундучка скинуть с себя. Стоило только ему посильнее раскачаться, как, не удержавшись, валился он вниз на мягкую травку. Нравилось ему видимо не только качаться, но и падать вниз. Упав, он с удовольствием валялся на спинке, точно лошадка в поле, чесал себе животик, жмурился от удовольствия и ласкового солнышка, а затем снова седлал своенравную игрушку. Качался он так и валялся он так и тут слышу я, едва-едва из-за ручья призывный голос его мамки.

Соскочил он, уставился в ту сторону, откуда доносился ее голос и заспешил к родной мамочке. Прошел между моих кроссовок и даже не обратил на них никакого внимания, а ведь было на что посмотреть, кроссовки- то были заморские. Конечно, откуда ему - этому молодому жителю лесов наших уральских знать, что эти самые кроссовки не являются лесными обитателями и не растут и не живут здесь.

Потом я еще несколько раз видел, как этот мой знакомый ходил за ручей и однажды даже вдвоем с братцем направились они туда. Однако беззаботное их детство продолжалось недолго, заканчивался июль и вскоре им было уже не до развлечений. Надо было определяться с территорией и начинать подготовку к зиме, а это уже совсем другая, далеко не детская, а взрослая жизнь и совсем - совсем другая история.

Мой друг бурундук

Приучить к себе лесное животное в неволе - дело нехитрое. Согласитесь, что есть в подобной ситуации какой-то элемент нечестности и несправедливости с нашей человеческой стороны к животному. Действительно, свободы выбора у него нет, хошь не хошь а принимай условия протягивающего руку. Совсем другое дело - приучить животных - живущих на воле; здесь они сами решают с кем им дружить, к кому идти, а с кем не стоит и простого знакомства водить.

Если живешь в лесу с соблюдением местных лесных законов, стало быть, никому не навязываешься, никого и ничего особо не трогаешь, и ни от кого ничего не просишь, то со временем многие лесные животные сами тянутся к тебе для знакомства. Нередко причиной этому является их желание чем-нибудь полакомиться вкусненьким, а то и простое любопытство.

Поселилась возле меня, в зарослях соснячка, семейка бурундуков. К августу выросли их детки и стали самостоятельно осваивать территорию. Однажды утром пришел ко мне в лагерь один из них и сел поодаль. Сидит, смотрит, а на морде так и написано: «Здравствуй человек добрый, кто ты такой тут есть, чем ты дышишь и какая мне от тебя польза будет?».

Ну, как хорошему, славному бурундучку не дать хлебушка с маслом? Я и дал ему – положил кусочек на пенечек и он, чувствуя вкусный запах, подкрался и то и дело, замирая от страха все же съел весь хлебушек. С тех пор стал он захаживать ко мне почаще, отчего пришлось мне расходовать сухариков побольше.

В семье он был не один, его братья и сестры тоже пошли ко мне. Предложил я хлебушка и им, но не тут то было. Первооткрыватель кормного места, а я его прозвал Гриша, ревновал, крепко обижался, всем своим поведением выражал недовольство, а если родственник не понимал намека, то отчаянно кидался в драку.

О! Это были настоящие отчаянно безумные потасовки. В пылу боя бурундуки, сцепившись в единый клубок, катались у меня под ногами, иногда даже скатывались в остывшую золу костра, и только пыль висела над местом боя. Итог был всегда один, победителем оставался Гриша, а побежденный обидно крича, уходил и не просто так, а навсегда. Остались мы с ним вскоре одни на этой территории. Отбил Гриша всех своих конкурентов, которых мне даже жалко было. Нашел бы я питание и им, но в законах внутривидовой конкуренции компромисов не бывает.

Дружба наша крепла с каждым часом и днем. Вскоре он уже постоянно держался возле лагеря, и мне иногда чудилось, что даже весело подмигивал мне издалека. К обеду же объявлялся всегда в лагере. Поначалу я ему клал пищу чуть поодаль на пенечек, потом он стал брать ее из рук, а через неделю-другую запросто присаживался со мною обедать на моих коленях или располагался на столе поближе к дымному котелку. Пищу просил он настойчиво и если ему она не нравилась, то он, не вытирая своих лапок, по моим кедам, брюкам, энцефалитке залезал на грудь, плечи, голову и ходил по ним туда-сюда пока мне не надоест. Тут все дела бросишь, а последний кусок ему отдашь.

Со временем доверие с его стороны стало абсолютным. Находясь у меня в гостях, он никогда не осторожничал и с любопытством ходил по столу, моей постели и всем моим кладовым также свободно как по лесу.

В это же время жила у меня еще и сойка, и они ладили между собой без проблем. Если уж быть совсем точным, то попросту не обращали друг на друга никакого внимания. Просил поесть один, просил другой, а получив пайку каждый кушал ее в разных местах, бурундук рядом со мной, а сойка на пенечке или на ближайшем дереве.

Бывало иногда сойка усаживалась над ним на ветку и медленно поворачивая голову с одного бока на другой старалась, как бы разглядеть моего друга получше. Скорее всего, этим своим поведением она давала ему понять: «Ну, кто ты такой тут есть в сравнении со мной? Такой маленький, да неказистый, ершистый. И вообще было бы лучше, если бы ты ковылял отсюда побыстрее и как говорится подобру-поздорову». Зная коварный характер этой моей подружки, я был начеку. Однако дальше подобных сцен дело не шло и вскоре на ее выходки ни я, ни он не обращали никакого внимания.

В поведении Гриши был один интересный, трудно объяснимый и любопытный для меня поступок, который совершался им чаще всего во второй половине дня. Так он, приходя ко мне в гости, иногда садился на пенек, что находился метрах в 3-х от меня и сидя неподвижно наблюдал за мной целыми часами. Я вел записи, готовил инструмент к работе, точил инструмент, настраивал весы, фотографировал или готовил себе пищу, а он совершенно неподвижно сидя на пенечке все время наблюдал за мной. Нет, нет, не дремал, а именно наблюдал с любопытством. Видимо был я ему интересен и похоже он изучал своего друга и хотел познать кто же все таки такой я есть и чем вообще я занимаюсь на его честно отвоеванном участке.

Мне он был также очень интересен, и в особенности было любопытно знать о делах его, а так как он меня не сторонился и не боялся, то я часто сопровождал его в путешествиях. Ходил за ним, держась от него в нескольких метрах, и наблюдал за его поведением. Однако работы на полевых исследованиях было всегда невпроворот и такие наши совместные путешествия удавались очень редко.

Между тем стремительно пролетали августовские денечки. Вдвоем с ним провожали мы вечерние закаты, слушали птиц, грелись на солнышке, гуляли и конечно трапезничали среди векового соснового бора – величественного природного храма.

Лето заканчивалось, уже березы стали вплетать в свои кроны желтые косицы, папоротник светлел и рыжел все больше и больше, а значит тихо и незаметно, подходило время нашей последней встречи. У меня с выпадением снега заканчивались полевые исследования, а ему предстояло серьезно готовиться к длительной зимовке.

Последние дни вместе

Осень приближалась стремительно. Уже крепкие заморозки украшали сверкающим инеем первые желтые листочки, такие чудные среди зелени тропинок; уже и ночи становились непроглядными, и дни - хрустальные дни конца августа очаровывали своим покоем, тишиной и мягким всепроникающим солнечным светом.

Вот в один из таких дней, мой друг - бурундук Гриша вдруг резко изменил свое поведение. Из спокойного, праздно шатающегося зверька он вдруг превратился в беспокойного и безумно делового. С этого момента, ни одной минуты он не сидел на пенечке сложа свои лапки, как часто бывало прежде. Сейчас он ежеминутно искал себе какую-нибудь провизию, искал азартно, лихорадочно и при этом совал свой нос повсюду, где хоть что-нибудь, да можно было найти вкусненького.

Я специально стал оставлять ему хлеб в котелке, и он целый день перетаскивал его себе в норку, без всяких перерывов на отдых. Делал это он очень забавно, залезал в котелок, набивал до отказа рот хлебом и с раздутыми щеками бегом мчался в свой домик. На меня он уже практически не обращал никакого внимания, ему просто было не до этого в эту жаркую для него пору. А я не обижался. Зима на носу - успевай только поворачиваться, да запасать пищу. А друзья поймут, не обидятся - ведь дело- то житейское, всем понятное. Бывало подойдешь к лагерю, а он высунется из котелка как из окопа, глянет кто тут его беспокоит. Ага свои и снова в котелок занырнет и на тебя ноль внимания.

Его интересовало буквально все, что годилось в пищу, даже нечаянно выплеснутые мною на траву остатки супа, которые он также тщательно собрал и унес к себе в норку. Все свои заготовки он делал бегом, бегом и только бегом. В общем «Фигаро здесь, Фигаро там». Весь день только и видно мелькание его хвостика и полосатой спинки среди лесной подстилки. Причем на продукты годные для питания зимой он просто набрасывался стремительно, взахлеб собирал их за щеки и тотчас же мчался к себе в домик.

С раннего утра до сумерек Гриша на заготовках продуктов. Сквозь предутренний сон слышу - кто-то шурудит в моей кухонной посуде, приоткрою глаза - Гриша там. Приду обедать - а он выглядывает снова из котелка, как из окопа, и будто спрашивает: «Ну? Принес хоть чего-нибудь поесть-то?». Не дождавшись ответа, вылазит пыхтя из котелка с надутым видом и бегом к своей норке и только хвостик весело мелькает среди стебельков лесной травки. И так до окончания светового дня. Одно слово работяга, каких еще поискать в лесу среди лесных обитателей!

Я несколько раз ходил к его домику, ведь построил он его совсем недалеко от моего лагеря. Выкопал в почве норку на несколько комнат - вот и все, готов домик. Зверек этот был очень аккуратный и домовитый такой. Весь октябрь он провел в великих хлопотах, связанных с заготовками на зиму и забавно было наблюдать за ним в этот период.

Как-то раз, незаметно для него, шел я следом и наблюдал за его поведением. Вот остановился он, поднялся на задние лапки, а передними лапками стал собирать листики и запихивать их себе в ротик. Забавно так у него это получалось. Ясное дело, постельку себе будет теплую из них делать. Однако оказалось не только постельку, но и коврики тоже. Убедился я в этом, когда заглянул в его норку. Вход туда вначале опускался вертикально, а потом под наклоном уходил вглубь почвы. Так вот, наклонный переход у него весь был аккуратно выложен листиками березы. Присмотрелся я - ну целый коврик ярко-желтого цвета у него на входе лежит. Опускается он в норку и сразу же на чистый коврик встает и по этой дорожке идет в свои комнатки.

Зима в том году наступала рано. Ближе к ноябрю мой друг стал все больше пропадать и иногда не показывался у меня целыми днями. Видимо, сделав основные заготовки, он приводил в порядок свое жилище. Скучая, я иногда подходил к его норке, но подожду, подожду, а ему все не досуг высунуться ненадолго и поговорить со мною хотя бы малость. Постою, загляну в норку, да так и уйду ни с чем.

В ту осень полевые работы затянулись аж до ноября. Уже и светало поздно, и смеркалось рано, а работы все еще оставалось невпроворот. Все бы ладно, да мешал работе мороз. Точные приборы выходили из строя – замерзали, а писать приходилось только карандашом, ручки не писали при низкой температуре. В общем-то, это уже была не работа, а мучение одно, но без этих данных не было возможности оценить результаты всего полевого сезона. Поэтому я решил не смотря на тяжелые условия добить всю работу разом.

Особенно сильно выматывали ночевки. Мало того, что нужно было готовить много дров, ночи – то уже были слишком длинными и холодными, так еще и на ночлег приходилось устраиваться рано - до темноты и потом целых 14 часов находиться у костра, прежде чем с рассветом продолжать работу.

В один из первых дней ноября, когда уже снег лежал повсюду и мороз домагивался беспощадно, я готовил себе обед и тут услышал знакомое шуршание коры на стволе упавшего в летнюю бурю дерева. Поднял голову и увидел своего друга. Он как-то неуверенно переступал лапками по напорошенному снегу и тихо, осторожно приближался ко мне.

Очень обрадовался я ему. Понятное дело - не мог он не навестить меня и не попрощаться перед уходом на спячку. Ведь все лето прожили мы вместе. Я тотчас достал сливочное масло, которое он всегда любил безумно и тихо положил перед ним, но он игнорировал его и только смотрел и смотрел на меня.

Эта последняя наша встреча продолжалось всего минут пять. Мы так молча и просмотрели все это время друг на друга. Я не решался подойти ближе, чтобы не напугать его напоследок, все ж таки не виделись мы уже больше недели, да к тому же несло от меня дымом не хуже чем от самого костра. К тому же в наших отношениях я всегда предоставлял инициативу ему, а сам никогда не навязывался, а зачем? Пусть он сам и решает как вести себя.

Он же постояв, нерешительно повернулся и пошел вначале медленно, а потом все быстрей к своей норке. Уже спускаясь с дерева, он оглянулся, я помахал ему и мой друг, ступая аккуратно лапками в снег, будто цапля, вскоре скрылся за стволами деревьев, и как оказалось - навсегда.

Через неделю, покидая лагерь, оставил я ему в котелке на весну и на случайную осеннюю оттепель кедровые орешки.

Всю зиму я с нетерпением ждал прихода весны и мечтал, что на будущий год мы снова будем вместе. И вот прибыв в апреле в лагерь, я обнаружил, свежую поедь бурундука. Ура! Значит, был он у меня совсем недавно. С радостью стал я ждать его в гости, наготовив ему всего вкусненького. И ждал я его всю весну и все лето напрасно.

Моему другу надо было обзаводиться семьей, и видимо ушел он искать свою любовь на новые земли, так и не дождавшись моего возвращения в наш с ним лес.

Муравьи

Муравьиное пиво

Березовый сок любят не только люди, а и многие животные. Так наипервейший любитель этого сока у птиц - дятел, который сам же его и добывает, всегда, когда пожелает. Клюв у него крепкий, острый как добротное плотницкое долото и ему вполне по силам пробить этим «инструментом» любую березовую кору так сильно, что с ранки начнет обильно выделяться сладковатый живительный сок. И дятлу напиться хватит и другим еще останется.

Сок любят и многие лесные букашки-мурашки. Шмель, по причине практически полного отсутствия цветущих растений в этот период часто кружится около берез, от которых исходит запах сока. Всякие мелкие мошки и мушки так и роятся около плачущих берез, особенно когда сок бежит уже несколько дней. Но, конечно же, основными потребителями этого продукта являются - муравьи. Эти членистоногие буквально с ума сходят при запахе березового напитка, и зачастую бросив все свои важные дела спешат к этой славной водице, подобно мужскому рабочему люду направляющемуся после окончания смены к пивному ларьку. Похоже, что муравьи от него также пьянеют, как и любители пива среди представителей Гомо сапиенс. Часто бывает так, что поставленный под березу неприкрытый сверху котелок бывает буквально забит погибшими муравьями, которые ошалев от обилия любимого напитка вели себя неосторожно около него и потому потеряли свои жизни, подобно тому как теряют свое здоровье и даже жизнь наши некоторые славные мужички, связавшиеся свою жизнь с известными напитками. Поэтому выходит, что для нас это простая водица, а для них, муравьев - это пиво.

Мне довольно часто приходилось видеть как небольшая группа муравьев - буквально пирует на соке, а их собратья в это время как всегда заняты хозяйственными работами. Я вначале всегда считал такое поведение любителей муравьиного пива несколько нечестным. Получается, что все их родственники вкалывают на общее благо, а они тут прохлаждаются - пьют пиво часами, не обращая абсолютно никакого внимания на общие заботы своей муравьиной семьи.

Вот и нынче, весною, стоило только мне с вечера слегка наколоть кору березы ножом, как на другой день поутру у выделевшейся капельки сока собралась целая группа любителей пива, члены которой не обращали никакого внимания на меня, на теплые лучи солнышка, на своих деловых товарищей, а только пили и пили холодный, ядреный напиток. «Вот хитрецы» - подумалось мне, видимо силы воли у вас нет, а остальные то, что хуже вас? Ведь могли также все бросить и присоединиться к вам.

Только несколько позднее мне удалось прочитать в книжке Захарова А.А. «Муравей, семья, колония», что муравьи регулярно обмениваются добытой пищей, т. е. кормят друг друга. При встрече, более сытый муравей всегда накормит голодного, тот передаст часть полученной пищи следующему и т. д. У этих беспозвоночных такое поведение (обмен пищей или трофаллаксис) является нормой буквально для всех членов семьи, что положительно сказывается на выживании всего семейства и является основой его существования. Получается так, что если всеми членами семьи добывается пищи мало, то голодают абсолютно все, а если пищи достаточно, то и каждый член семьи будет сытым, даже самый неказистый и слабый. Выходит, что и эти муравьи, которые пьют березовый сок, прежде всего также заботятся не о себе, а о благополучии всех остальных членов муравьиного сообщества. А то что некоторые из них не могут вовремя оторваться от сока и даже погибают, то это скорее всего указывает не на их жадность к муравьиному пиву, а на излишнюю заботу этих наших братьев меньших о своих собратьях.

Не часто в весеннюю пору, после только что сошедшего снега встретишь такую обильную вкусную, витаминную и здоровую пищу, как березовый сок. Период его истечения сравнительно короток, и если вовремя не позаботиться, то не попробует вся муравьиная дружная компания добротного пива до будущей весны.

Клещ в западне

Для клещей, ежегодная охота на животных, как источников своего пропитания, является решающей для их дальнейшей жизни. В случае, если какой-либо клещ в весенне-летний период не сможет напиться крови, то он попросту будет обречен на гибель. Вот почему, каждой весной, как только начнет чуть-чуть пригревать солнце вся эта «шатия-братия» и выходит на тропу войны.

На каждом лесном обитателе (в основном лесных мышах, бурундуках, белках, дроздах, рябчиках, зябликах), т.е. тех, которые проводят большую часть своего времени на лесной подстилке, в период клещевой активности одновременно могут проходить питание десятки и сотни клещей.

Известен случай, когда на отловленном рябчике вначале июня, обильного на клещей года, было обнаружено 352 клеща, а что говорить о таких крупных животных, как заяц, косуля, медведь или лось. Как видим, для клеща природа создала идеальные условия для проживания, пищи полным-полно и врагов у него практически нет.

Если от кого клещ и может пострадать, так это только от нас людей. Однако однажды мне представился случай несколько иного рода.

Дело происходило во второй половине июньского дня, когда солнце уже прошло наивысшую точку движения над лесом, однако зной жаркого летнего дня только-только начал окутывать окружающую природу, подобно наступающим вечерним сумеркам. Мой путь пролегал вниз, с вершины небольшой сопки. Навстречу тянул легкий ласковый ветерок и был он приятен, так как нес в себе еще сохранившиеся крохи утренней прохлады тихих лесных ручейков, запахов смолы, благоухающих трав и спелой земляники.

И вот проходя между группами берез, которые своими кронами слегка прикрывали мне открывающиеся с вершины великолепные сиреневые просторы горного Урала, я почувствовал как бы легкое прикосновение травинки к моей щеке. Подобное ощущение мне приходилось испытывать неоднократно за последние дни и как я и подумал виновником моего беспокойства оказался клещ, которого я в сердцах и бросил на подвернувшийся мне муравейник.

Место было славным, и я решил передохнуть, полюбоваться таежными далями и за одним понаблюдать, как муравьи расправятся с моим обидчиком. Клещ спокойно, без всякой спешки направился по муравейнику и тут же был встречен муравьями. Каждый из муравьев старался схватить его, но ни одному не удавалось захватить клеща, т. к. твердая и гладкая оболочка хитинового покрова клеща не оставляла никаких шансов к полноценному зацеплению на ней муравьиных челюстей. «Броненосец» же, уцепившись лапками за веточки, был просто неприступен для них, и каждый муравей, изрядно попотев с ним, просто «плевал» на него и уходил по своим делам, которых, как известно, у каждого из них, конечно же всегда бывает невпроворот.

Тут на клеща выходили другие муравьи, и все начиналось сначала. В перерывах от нападения муравьев, клещ старался уйти с муравейника прочь, и мало-помалу ему это удавалось. Однако на этом тернистом пути, в дальнейшем, его посетила неудача. Он сорвался с края муравьиной норки вовнутрь, и там то и дело снующие муравьи, просто уволокли его вниз под горку, к себе в хату.

Только вот зачем спрашивается? Скорее всего, муравьи также действуют, как и многие из нас, людей, по пословице: «Вали валом, потом разберем».

Ласка

Вот и кончился след

Однажды забрался я на охоте в этакую глушь- даль, что стал сомневаться, а смогу ли я вернуться обратно до наступления темноты? В гористой местности, ночной переход на лыжах довольно опасное занятие, а так как печальный опыт у меня уже имелся, то решил я не рисковать понапрасну и повернуть обратно.

Ласка

Ласка бесстрашный охотник, каких еще поискать на наших лесных просторах.*

И вот в долине ручья заметил я след ласки, которая прошла здесь совсем недавно, т.к. утром ее следа не было. Время у меня было еще пока достаточно, и я решил пройтись по следу этого зверька.

Хищник этот ведет скрытый образ жизни и мне, не смотря на частое пребывание в лесах очень редко удавалось увидеть его наяву. А если и удавалось, то только летом, и только случайно.

Зимой же о его жизни можно узнать по следам, но тропить ласку довольно хлопотное занятие. Редко ходит она прямо. В поисках пищи часто повернет, то в одну сторону, то в другую, не пропустит ни одной кучи хвороста, непременно заглянет к стожку сена, а то направится в такой бурелом, где не только человек, а и сам черт ногу сломит.

Основная пища ласки - мышки. Никакая кошка не сравнится с ней в мастерстве охоты на них т.к. благодаря своим размерам тела и особенностям ее организма, она - ласка в норках мышинных чувствует себя также великолепно, как какой-нибудь кот Васька в богатом деревенском доме.

Вот и сейчас было видно, что зверек охотничал: на полянке заинтересовался лункой рябчика, у кучи хвороста зашел в гости к мышкам, затем поднялся по стволу осины, проверил дупло, а оттуда по ветвям липы спустился на снег и помчался в сторону речки.

Обходя березовую полусгнившую корягу, я заметил, что дальше следа нет.

Сделал я круг поменьше, потом побольше и точно, нет следа выходного. Обрадовался я, возможно увижу ее, а если повезет, то и сфотографирую.

Вернулся и осматривая корягу увидел ласку на верхнем торце коряги, что высилась на уровне лица. От неожиданности я даже отпрянул, а потом смотрю, лежит она неподвижно и будто спит. Протянул руку, тронул, а она уже остывшая.

Тщательно осмотрел я все ее тельце, но нигде не нашел ни одной ранки. И до сих пор не пойму, что же послужило причиной ее гибели. Если бы напал на нее какой-нибудь хищник, ну филин, к примеру, так были бы видны следы на шкурке от его когтей. Могла ударить ее случайно упавшая ветка, но таковой не оказалось рядом, да и тело зверька не было деформировано.

Скорее всего, внезапная смерть постигла ее, которая, по-видимому, ходит и среди диких животных, а не только среди нас людей. Приходит сама, никого не спрашивая и ни на кого не оглядываясь.

Ведь всего лишь несколько часов назад, весело спешило по своим делам это великолепное создание природы и разве знало оно, что каждый прыжок его, каждый взгляд и запахи ветерка и лес, и речка с голубым льдом, и сверкающий на солнце снег все все это в последний раз в жизни.

Не по себе мне стало, будто холодок проклятой почувствовал за своей спиной. Каким-то другим взглядом посмотрел я на речку, на солнце и на окружающий лес.

Должно быть редко у кого из зверей и птиц такой исход жизни случается, чаще гибнут они не своей смертью, а от ран, что получили в борьбе за свое существование, от голода, а то и от того, что сами попали на обед более сильному хищнику.

Стрекозы

Логика вечной жизни

У братьев наших меньших своя логика жизни. Все их действия подчинены законам природы и подчас просты и понятны нам. Однако бывают моменты, когда разобраться в смысле поступков животных очень трудно, а подчас никак невозможно если подходить к их пониманию с человеческой точки зрения. Как например объяснить следующий поступок, который происходил на наших глазах в лесах Зауралья.

Стрекоза

Стрекоза - удивительное создание природы. Может лететь со скоростью до 80 км/час вперед, тотчас зависнуть на месте или полететь задом обратно или попросту вбок.*

Несколько дней подряд шли занудные дожди и потому дело наше продвигалось медленно, а сроки сезонных полевых исследований уходили безвовратно. Но вот в один из дней под вечер, вдруг просветлел запад, а поутру от обложных туч не осталось и следа, бесследно пропала и белесая дымка дождя. К полудню слегка подсохло, заблестела паутина на отвалах отдыхающих пашен, и необычайно яркой зеленью заблистали поля озимых, среди всеобщей бедности красок.

Удивительная ясность далей, тишь и покой царствовали в этот день. В полдень достигли мы небольшого лесного озерка, а вернее сказать чаши, заполненной до краев голубым небом. Мягко светило солнце, тепло струилось с небес и было так необыкновенно уютно находиться между двумя небесными сводами, что ноги наши сами остановились здесь.

Стая журавлей в добрую сотню штук, на такой огромнейшей высоте, что вместо птиц были видны только точки, перестраивала свои ряды и их доносившиеся крики так и завораживали нас своим прелестным звучанием.

Засмотревшись на них, не сразу обратили мы внимание на огромное количество крупных стрекоз, что скопились у берега.

Они кружились у воды, пролетали над берегом, возвращались, садились на камышинки и посидев, вдруг некоторые из них бросались в воду, трепыхались в ней немного и затихали навечно.

Поначалу попробовали мы еще живых вытаскивать из воды, но обсохнув стрекозы вновь заканчивали свой путь в озере. Вскоре вся прибрежная полоса водной поверхности была прикрыта их тельцами, которые ярко выделялись на фоне золотого дна, ставшего таким от затонувших листьев.

Еще ярче светило солнце, еще краше становился день и именно в это прекрасное мгновение происходило массовое самоубийство этих насекомых. Сверху им, уходящим из этой жизни навсегда, прощальной, жалобной песней звучало курлыкание журавлей, которые уже выровняли свои ряды и двумя клиньями уходили на юг. У каждого дитя природы своя судьба в этом мире.

Какова же причина такого поведения стрекоз? Возможно так нужно природе для восполнения каких-то там ее биологических цепочек и связей, а может быть все объясняется значительно проще.

Решили они уйти из жизни в то время, когда их здоровье не испорчено морозами и голодом, когда все хорошо и ладно у них и вокруг. Чем погибать мучительной, медленной смертью через несколько дней, так не лучше ли именно сейчас, именно в этот необыкновенный день - разом закончить жизнь, унося с собой навечно воспоминания о лете и о чудном хрустальном дне золотой осени.



Мухоловка-пеструшка

Роковая ошибка

Довольно часто в литературе о животных встречается информация о том, что они могут легко предсказывать изменение погоды, либо возможность весеннего наводнения или начала землетрясения. Сообщается и о том, что гнезда свои они устраивают в идеальном месте для выращивания потомства, с учетом всех непредсказуемых для нас с вами будущих обстоятельств. Конечно, возможно в большинстве случаев это так и бывает, однако случаются и исключения.

Приемник для живицы на дереве

Вот в таком приемнике для сбора живицы и устроила мухоловка свое гнездо.*

Одно время мне приходилось заниматься опытной подсочкой сосны. При проведении этой работы необходимо раз в три дня обходить все деревья на отобранном для подсочки участка и на каждом дереве наносить небольшой срез. Затем вытекающая живица со среза попадает в сосуд-приемник, или как его еще называют в простонародье воронку, откуда ее собирают в бочки и уже в бочках везут на перерабатывающие заводы.

Так вот при очередном обходе заметил я однажды, что в одном приемнике птичка-невеличка свила себе гнездышко, а через некоторое время там появились и ее птенцы. Дерево это я решил убрать из опыта, так как боялся лишний раз побеспокоить пташек.

А надо сказать, что весна и начало лето этого сезона были чрезвычайно жаркими и совершенно без дождей. Это обстоятельство как оказалось как раз и спасало до сих пор жителей пластмассового сосуда-воронки. Пройди хороший дождь, приемник наполнился бы водой, которая и погубила бы все эти молодые жизни.

Поэтому, как я только догадался об этой угрозе, я в отсутствии хозяйки осторожно вынул гнездо из воронки и аккуратно вырезал ее дно. Все! Теперь любые осадки не страшны - вода вымоет птенцов, пройдет через гнездо и через дырку сольется на землю. Про себя же подумал: «Как же ты мамаша не заметила этой опасности, ведь погубила бы своих деток».

Шли дни, росли птенцы. Как только я подходил к гнезду, так они сразу же открывали широко свои клювы. Иногда я специально попутно ловил мух, плотная масса которых в полдень просто застилала глаза от света и кормил птнцов пока отсутствовала мамаша.

По-прежнему жара стояла необычайная. В лесах была объявлена чрезвычайная пожарная опасность, и вход в них был людям запрещен. Моя же опытная работа не прекращалась.

Вскоре стал я замечать, что мои знакомые уж очень сильно страдают от жары, ну просто изнемогают от нее. Приемник был расположен с южной стороны дерева и поэтому, как раз всю самую жаркую половину дня птенцы находились на солнцепеке. Выходит снова хозяйка допустила ошибку. раз устроила свое гнездо на южной стороне дерева. Знай она о предстоящем периоде страшной жары, наверняка устроила бы свое гнездо в тени дерева т.е. с северной стороны.

Поначалу я хотел перевесить гнездо на обратную сторону дерева, но побоялся сделать это. Мамаша могла бы в этом случае просто бросить птенцов. Думал сделать навес, но мать шарахалась и от самого простого приспособления. В общем, жизнь шла своим чередом, птенцы росли, а я занимался своим делом и наблюдал за ними.

Вскоре пришлось мне выехать на другие опытные участки подсочки в Курганскую область и вернулся я обратно только недели через полторы. Каково же было мое удивление, когда подойдя к гнезду, я обнаружил всех птенцов погибшими. Ошиблась мамаша, и солнце, дающее жизнь всему живому на нашей земле, взяло жизни ее кровиночек обратно.

Возможно, что была она неопытной мамашей, однако вернее всего ошибки свойственны всем животным. Вспомним, в какие переделки попадают прилетные птицы ранней весной, когда зима возвращается обратно. В этих случаях большинство из птиц, что ошиблись, подвергаются тяжелейшим испытаниям морозом и голодом, выдержать которые сможет далеко не каждая из них.





Лесные мыши

Вот так устроилась

Пришлось мне в недавние годы, по роду своей службы, прожить несколько лет в таежной уральской глуши. От лагеря до ближайшей жилой деревушки надо было шагать да шагать, а вот до самого сердца нетронутой природы и ходить ни куда не надо, было оно вокруг меня. После городской суетной жизни это было просто райское место. Помимо нетронутых, диких лесов полно было вокруг непуганной птицы и зверья всякого.

Лесная мышь

Лесные мыши создают массу неудобств для людей постоянно проживающих в лесу. Основная проблема - сохранение в целостности и сохранности своей провизии.*

Поначалу все лесные обитатели сторонились меня, а потом многие из них присмотрелись, попривыкли, а некоторые даже приценились и стали считать меня за отца родного. Все было бы замечательно, да вот беда, эти последние, признали во мне еще и своего единственного кормильца. Дальше, больше. Вскоре стали они присваивать себе и мои вещи. Особенно отличались своей, мягко сказать бесцеремонностью и откровенной наглостью лесные мышки. Об их проделках можно сейчас очень веселую книжку написать, но в те времена мне зачастую было не до смеха. Ну вот посудите сами.

После двухдневного, изнурительного перехода с огромным рюкзаком, набитым продуктами, одеждой и оборудованием я наконец-то на утро третьего дня добрался до своего лагеря. Эта дорога вымотала меня в доску и я решил оставить все свои предстоящие дела и сходить искупаться в тихий заливчик лесного ручейка, да передохнуть немного. Брошенный мною рюкзак остался стоять нераспочатым на нарах моего примитивного жилья.

Вернулся я через несколько часов и стал не спеша готовить себе душистый чаек. Разжег костер, а пока грелся бесценный таежный напиток решил заняться разборкой рюкзака. Развязывая его, я вдруг увидел на спинке рюкзака приличную дырку, которой на нем как говорится сроду не было. Невесело как-то стало - рюкзак жалко. Рюкзак-то я берег, как только мог, а здесь дырка в нем в диаметре около 4-х сантиметров.

Заглянул в ее нутро, а там одни нитки размочаленные, да вата. Вот думаю с раздражением в душе «Черт побери! Зря рюкзак то не подвесил повыше. Мыфки уже подсуетились и сунули все же свой длинный нос сюда».

Стал я доставать свои пожитки и с завидным любопытством рассматривать сухари, пакеты, теплую куртку, которой обычно накрываюсь по ночам вместо одеяла. А надо сказать, что внутрь куртки я завернул булку свежего хлеба, ведь не все же время мне сухари жевать в тайге. Вижу, в ней также появилась дырка, причем не в одном месте, а сразу в двух, будто куртка ружейной пулей прострелена. Расстроился я, жалко одежонку-то, сейчас особо - то в ней на людях и не покажешься.

Стал осторожно и тихо разворачивать куртку, думая обнаружить внутри ее, виновницу. Добрался до хлебушка, а внутри его, также дырка и причем такая глубокая, да извилистая, что и не поймешь, там мышка или нет. Медленно разрезал булку хлеба ножом и что же увидел? В самой ее центре, не только была выедена середина, т.е. по сути дела построена небольшая однокомнатная квартирка для мышки, а даже была занесена ватка от моей куртки и аккуратно настелена на полу. Видимо для того, чтобы мышке было помягче спать на этой постельке.

Ну думаю: «Вот дела, так дела! Вот мыфка, так мыфка! Какой домик-то себе построила. Пол, стены, потолок и вся мебель в нем из вкусного хлебушка. Такой домик и в мечтах не свидится даже олигархам. Вот у кого предприимчивости-то поучиться да изобретательности».

О наглости видимо не надо говорить в этом случае. Отец родной ведь лесное малое дитя не обидит, и любые проделки всегда простит ему.

Со временем эта моя добрая позиция к мышке, а в дальнейшем ко всей ее мышинной братии имела для меня ряд очень серьезных проблем, но об этом в следующий раз.



Сойка

Разбойное нападение

С некоторых пор стал я замечать, как зяблики, что жили в развилке молодой липы, стоящей от моего лагеря в десятке метров, сильно начинали беспокоиться и нервничать при виде сойки. В чем же тут дело думал я? Почему они так боятся этой писаной раскрасавицы лесной, коли она сама, на них не обращает совершенно никакого внимания.

Сойка

Сойка - та еще красавица и разбойница каких еще поискать в нашем лесу. Сует свой нос туда где надо и где совсем не надо.*

Эта сойка сама навязалась ко мне в друзья и прилетала ко мне чуть-ли не ежедневно перекусить чем - либо с моего стола. Зяблики же прямо тряслись от страха все то время, пока эта особа гостила в моих апартаментах. И вот однажды мне удалось выяснить причину такого их поведения.

Как-то раз поутру, когда утренняя роса еще блестела радугой в лучах солнца, услышал я необычно громкое птичье щебетание и их гвалт доносившиеся до меня откуда-то снизу сопки - со стороны лесного ручья. Подошел я туда скрытно и незаметно стал наблюдать за этим птичьим переполохом.

Огромная сухая лиственница, ставшая после окончания своей жизни общежитием для многих и многих птиц, гудела как растревоженный улей. Птицы, жившие в ее дуплах были чрезвычайно возбуждены, громко щебетали и то и дело перелетали с места на место, стараясь однако, все же не покидать надолго своих гнезд. Как я заметил, отлетали они чаще всего в направлении одной из сосен, где побыв несколько секунд в густой ее кроне сразу же стремглав бросались обратно.

Стал я туда смотреть, надеясь увидеть какого - либо хищного зверька, а увидел сойку. Сидела она в самом густом месте кроны и спокойненько наблюдала за этим птичьим возмущением, изредка и как бы нехотя отмахиваясь от долетающих до нее птиц.

Неужто думаю она и является виновником этого невиданного разгула птичьих страстей?

Вскоре шум потихоньку стал стихать и я уж было совсем собрался уходить от этого места, как вдруг сойка вспорхнула в сторону лиственницы и стала садиться на мгновение, то у одного дупла дерева, то у другого и делала она это очень ловко, ежесекундно уклонялась от ударов мелких пташек, ловко облетая их и вновь и вновь присаживалась на ствол этой птичьей “общаги”. Отлетев, отдохнула немного в кроне сосны, а чуть погодя вновь принялась за свое дело.

Тут стало заметно, что садится она больше у того дупла, хозяева которого наиболее сильно атаковали ее и дальше других преследовали в полете, бросая при этом на мгновение свое гнездо. И вот как раз в один из таких моментов, когда сойке удалось увлечь их за собой чуть дальше обычного, вдруг откуда ни возьмись, как гром среди ясного неба вылетела с кроны противоположного дерева вторая сойка и сразу же подлетела к оставленному птицами дуплу. Засунула внутрь дупла голову и вот уже с маленьким птенчиком в клюве полетела вниз к ручью.

Шум, гвалт стоял оглушительный. Возмущению птиц не было предела. И можно понять громкие “причитания” вернувшихся, отчаянно смелых родителей, так решительно бросившихся на защиту своих детей и все же потерявших одного их них.

Посмотрел я в сторону высоких ельников, что росли у ручья и увидел там мелькание обеих соек, которые с нелегкой своей, воровской и страшной добычей весело помчались кормить своих деток.



Большая синица

Великая непоседа

Лишь только на лесных просторах, в садах и парках появятся первые желтые березки с высокообнаженными стволиками-ножками, и холодный, колючий ветер начнет заигрывать со стайками листьев на мостовой, как любой населенный пункт России от глухого кордона, покосившейся деревушки затерянной в лесах до таких огромных промышленных центров, как Москва и Екатеринбург становятся прибежищем для многочисленных стаек больших синиц.

Синица

Синица - чрезвычайно подвижная и живая птица. В осеннее и зимнее время в наших городах и поселках мы видим и слышим ее повсюду. Основная ее задача в зимнее время - найти себе пищу, а с ней пережить тяжелое время совсем не сложно.*

Здесь рядом с человеком им легче пережить зиму, ведь если повезет, то можно найти сносную пищу да и теплый ночлег, наконец, А он ой как нужен в декабрьские и январские морозы, когда удача прошла мимо и желудок пуст, а коротать предстоит холодную и долгую, словно вечность зимнюю ночь.

Синицы найдут теплый приют где-нибудь около зданий дышащих теплом м и здесь им уже не так страшно осознавать, что мороз усиливается с каждым часом, отчего то и дело постреливают деревья да все громче и отчетливее скрипит снег под ногами запоздавших прохожих. Поэтому и будет эта чрезвычайно подвижная птичка проводить с нами все дни суровой ли, теплой ли русской зимы. И мы услышим живые веселые голоса синиц за замерзшим окном своего дома ранним утром, в сумерках лениво уходящей ночи и коротким зимним днем, когда разбушевавшаяся метель заставляет нас прятать лицо от жгучего ветра, и в опускающихся сумерках предвечерья, когда пухлые снежинки плавно плывут с поднебесья, окончательно скрывая и так скудные крохи случайной их пищи.

С приходом осени стайки синиц многочисленны и представлены большим количеством молодежи неопытной и страшно любопытной, которой до всего есть дело и которая, шныряя где попадя сует свой нос в каждую дырку, часто расплачиваясь за свое неосторожное поведение несколькими перьями, а то и головой. Весело оказаться в центре такой стайки этого поющего чрезвычайно живого облачка, окутавшего близстоящие деревья или хозяйские постройки деревенского дома. Каждая пташка облачка за мгновение побывает и там и тут, живо порадуется и поделится впечатлениями с остальными по любому поводу и мгновению этого чудесного тихого дня золотой осени.

Погостив стайка проследует дальше, а вы еще некоторое время будете находиться под впечатлением этого вихря радости и оптимизма, которыми дышит каждое общество этих бойких темпераментных и беспокойных птичек.

За долгие зимние месяцы они обследуют многократно все кустарники и деревья наших садов, парков и улиц, соберут с них всех вредителей, не забудут посетить и балконы даже высотных домов. Их увидим мы в пригонах, куда хозяйка выгонит скотину на время уборки в хлеве. В суровый жестокий мороз случается и залетят через приоткрытую дверь иди форточку в нашу квартиру Здесь часто разбиваются они о стекла окон или становятся легкой добычей котов до этого мирно дремавших на печи, а здесь вдруг преобразившихся в заправских разбойников с огнем охотничьего азарта в глазах.

Природа наградила эту маленькую непоседливую птичку с черной шапочкой на головке и чисто белыми щечками одной замечательной особенность и, благодаря которой она и находится под пристальным вниманием фенологов.

А особенность эта - ее песня, которая начинает звучать зимой и является предзнаменованием огромных перемен в природе. В то время когда за днем зимнего солнцестояния едва заметно начинает прибывать световой день, а мороз усиливается и крепчает, когда до первой робкой капели еще целый месяц а то и два и воробьи даже не помышляют о сборе своих шумных кампаний, а в берлоге у медведицы рождаются почти голые и совсем слепые медвежата.

Во в это самое время где-нибудь в парке а то и прямо на оживленной улице, по которой спешат люди, прикрыв лицо от мороза шарфом или рукавицей, вдруг раздастся с заснеженных деревьев веселая и жизнерадостная песня большой сини¬цы. Это чудо, это прелесть песня для такого глухого времени когда и день то не день, а лишь несколько сумрачных часов в разрыве царствующей ночи. Вначале она эта лучшая песня зимы будет слышна редко, а то вдруг и пропадет на неделю-две, что бы вновь зазвенеть уже целым хором песенок этих птиц с приходом ярких солнечных лучей, первым делом приласкавших обочины дорог, чуть погодя крыши домов, а вскоре и заснеженное полотно полей. И вот уже чернеют обочины, льется бойкая капель с крыш а на ярко-синее небо можно взглянуть в его отражение в лужах и ручейках.

Синица

Синицы неоднократно за зиму проверят каждое деревце каждый кустарник в поисках гусениц и букашек, что и позволяет отнести их к великим санитарам наших городских лесов и парков.*

Все эти весенние перемены в природе, радостные для всего живого и связанные с более высоким положением солнца на небосводе начинаются, происходят и заканчиваются под концерты песен больших синиц. Прелесть и чудесная привлекательность их песен несколько померкнет только с появлением перелетных птиц уже в разгар весны, когда запоет скворец, да заблещет песня жаворонка над отдохнувшими полями, а звучать песни синиц будут всю весну и всю первую половину лета.

Эта сторона жизни больших синиц в холодное время года с их кочевым и голодным образом существования среди людских поселений отчасти не плохо знакома нам всем, ведь в это время они все на виду, тогда как с начала или с середины апреля синицы почти полностью исчезают с наших глаз и где находятся, чем занимаются мало кому известна. А их новая жизнь весной и летом не менее, а даже более интересна, чем жизнь осенью и зимой.

На теплый период года синицы, как и снегири откочевывают в окрестные леса, старые, заросшие городские парки и сады, где строят гнезда, насиживают и выводят потомство, чтобы вновь с приходом осени посетить нас с вами и вместе с лучами утреннего солнца поприветствовать всех и поблагодарить тех, кто в славный русский морозец и дни обильных снегопадов чуть-чуть подкормит их остатками пищи со своего стола.

Ежик

Ежик в тумане

Дело было в августе. В эти дни, часто воздух после захода солнышка становится резко прохладным, в то же время лесные травянистые полянки остывают медленно. Вот когда холодный воздух опускается на теплые полянки, то и образуются в лесу таинственные облака на земле - туманы.

Жил рядом с нами на небольшой лесной поляне, где у нас был устроен лесной лагерь, ёжик. По правде сказать, где он жил, мы точно не знали, но вечерами, как правило, уже в сумерках он иногда захаживал к нам в гости. Ну и уж если совсем точным быть, то не так чтобы уж он к нам именно и захаживал, а просто проходил мимо нас. Видимо, у него тут удобный маршрут был для выполнения своих ежовых дел.

Ежик

Ежиков в наших лесах немного, поэтому любая встреча с ним вызывает восторг, особенно у детей. Как, никак, а он главный герой многих мультиков о лесе.*

Трава на поляне была высокой и от этого, этого нашего нового знакомого увидеть было непросто, даже стоя рядом с ним. Однако, если смотреть внимательно на полянку, то обнаружить гостя можно было по вздрагиванию вершинок высоких травинок. Стоит подойти к этой, не спеша передвигающейся травянистой змейке, то там из травы на вас и будет смотреть своими маленькими глазками этот самый славный такой ежик-топтыжка.

Нам он, видимо, не доверял, так как всякий раз при нашей встрече сворачивался калачиком и общаться с нами никак не хотел. Если представить себя на его месте – то и правильно делал. А кто мы такие - то ли добрые дядьки, то ли злые - откуда ж ему знать-то и лучше уж подстраховаться на всякий случай.

Встречи наши было не постоянным, видимо, у нашего ёжика полно было и других маршрутов. То несколько вечеров видимся с ним, то с неделю его совсем нет. А надо сказать, что животное это в наших местах редкое, необычное, да к тому же весьма знаменитое, т.к. во многих сказках он зачастую является главным героем. Ну а мультик «Ежик в тумане» так вообще культовый и его смотрели все. Поэтому каждая встреча с такой знаменитостью вызывала у нас бурный восторг, который начинался с восклицания - "О-о! Ежик тут!!"

И вот со временем решили мы наш опытный участок обнести забором. Накопали ям почти пятьсот штук и стали ждать, когда же привезут столбики для забора. Столбиков все не было, а ямы были и мы про них даже вроде, как и подзабывать начали, однако ямы сами напоминали нам о себе.

Идешь, бывало по траве, да еще в тумане сильном, и тут на тебе - яма. Хорошего, от этой встречи мало, а неприятностей много. Тут уж как повезет – или запнешься, или в ямку эту ногой угодишь. Ну а что делать? Не закапывать же их нам обратно. Так и жили, окруженные этими самыми ямами. Иногда в ямы падали лягушки и мы вытаскивали их оттуда.

И вот наконец-то привезли эти самые столбики. Ошкурили мы их и стали устанавливать в ямы, которые уже сильно заросли травой, а местами даже обвалились.

И вот в один из дней опустили мы очередной столбик на дно ямы. И тут не знаю даже почему, но показалось мне, что-то необычное произошло в этом моем действии. Решил я вытащить столбик, а когда вытащил и заглянул в яму, то и увидел там ежика.

Сильно испугался я за нашего ежика. Ямы- то почти год без дела стояли. Может ежик- то свалился в яму еще с месяц назад и уже окочурился в ней. Достал я бедного ежика - вроде тяжелый, значит не голодал особо, а вот живой или нет – не понять никак. Через иголки не видно - дышит или не дышит уже?

Положил я его в елочки и думаю: если живой, то уйдет сам к себе домой, а если нет, то здесь и останется. Постоял, подождал – не шевелится ежик. Пошел ставить столб, установил - вернулся к ежику, а он лежит в другом месте, но опять же свернутым в калачик. У-р-р-а!! Значит живой ежик – то, живой! Отошел я от него подальше, наблюдаю, а он подождал немного, развернулся и потопал к себе домой.

Вот такое приключение случилось с ежиком. Видимо, шел он под вечер не своей дорогой, свою - то дорогу он знал наверняка и из-за густого тумана видимо оплошал маленько – свалился в яму. Вылезти ему было никак невозможно, но видимо Боженька помог ему. Послал нас на работку именно на тот участок, именно к тем ямам, где ежик и попал в беду.

Я вот тут и подумал – ну не везет же ежикам в тумане и в то же время везет им после тумана. В мультике, в сильный туман ежик упал в речку, а в нашем случае в сильный туман ежик упал в ямку. И в том и другом случае счастливое спасение к ним пришло совсем неожиданно. Вот я и думаю, так может это один и тот же ежик был? Самый везучий ежик в мире!

Или, все же, все ежики такие везучие?

Разное

Опоздала гусеница на зимовку

Уральская погода в осеннюю пору отличается особенной нестабильностью. Бывает поутру тепло и тихо вокруг, а уже к полудню холод, ветер и снег пролетает. В такие дни перепад температур в течение нескольких часов может достигать 20-и градусов и более.

Лесная даль

Здесь на вершине сопки неуютно - дует холодный пронизывающий ветер.*

Вот именно в такой переменчивый день и шел я по своим таежным делам лесной тропой. Дорожкой этой, вьющейся большей частью меж крутых сопок, по густо заросшим ложбинкам пользовался не только я, а и лесные обитатели. В основном лоси, но встречались тут и следы косуль и даже медведей. Трава на пути моего следования была полностью подбита зверьем, а в местах крутых подьемов и спусков выбита копытами до земли.

За дневной переход не раз я сталкивался с хозяевами этих дорог и долго потом был слышен треск ломаемых сучьев и уханье испуганного, убегающего зверя. Пустяк конечно, а все же приятно осознавать, что хоть кто - то да уважает меня в этих глухих местах.

В одном месте тропа пошла резко в гору. Внизу до сих пор мало чувствовалось наступающее похолодание, а здесь - повыше уже вовсю хозяйничал суровый ветер, было здесь холодно и неуютно. Открывающиеся дали лесов просматривались сквозь сумрачную пелену Встав спиной к ветру, едва переводя дух от подьема прислонился я к дереву. И тут и увидел гусеницу. Дотронулся я до нее, а она едва, едва подает признаки жизни.Прогуляла она беззаботно теплые денечки бабьего лета, а сегодня в самый последний момент решила спрятаться на зимовку.

Да вот не вышло, наступивший холод сковал ее мышцы. Все мы знаем пословицу “ Русский мужик не перекретится, пока гром не грянет”.

Знаем и все равно в большинстве случаев свои дела выполняем по ней. Среди животных видимо также встречаются такие особи, которые начинают делать свои неотложные дела, в тот момент, когда уже все сроки давно, давно позади. Эта гусеница, как раз из таких и есть.

Теперь вот осталась она одна - одиношенька на совершенно голой поверхности сосновой коры, на виду у всех врагов своих. Станет она самой первой добычей любой пролетающей здесь синички или поползня.

Поначалу решил я ее спрятать где-нибудь, да куда спрячешь то ее на стволе. Подумав, решил помочь по другому, стал дышать на неё. Вскоре оживилась моя знакомая, едва заметная дрожь пробежала по ее телу. Дышу я еще, а ветер так и рвет, так и треплет мою куртку, норовя свести на нет все тепло моего дыхания.

Прикрыл я ее ладонями и дышу под них. Вскоре затопала моя подружка своими нежными, красивыми ножками к ближайшей трещине в коре и скрылась где-то там в ее лабиринтах. Подышал я еще внутрь трещины, пока она устраивалась на зимовку, да и заспешил дальше своей дорогой, подгоняемый в озябшую спину еще более похолодевшим ветром и толи снежной крупой, толи снежинками, летящими почти параллельно земле возле меня и повсюду над тайгой, обитатели которой спешно готовились к наступающей зиме.





Домашние животные

Лошади

Грозный защитник

Бродить весеннею порою по лесам - великое удовольствие. Лес только-только еще просыпается от зимней спячки, еще в тенистых руслах шумных ручьев белеет снег, но уже каждая веточка, каждое растеньице так и тянется к солнцу и спешит, спешит начать новый виток своей активной жизни. Множество прилетевших птиц радуется удачному возвращению на родную землю. Их песнями наполнены и лес, и поле, голубой небосвод, и просторы разлившихся вешних вод. Вся уральская, лесная природа в эти дни живет надеждой, добротой, любовью и счастьем.

Табун лошадей

Не каждый человек совладает с собой, когда на него несется табун лошадей *

Вот однажды, в один из таких дней, возвращался я с далекой охотничьей избушки домой. Мой путь занял несколько дней. На последнем отрезке, километрах в пяти от родной деревни, шел я чистым лесным бором и волшебным казался мне этот путь. С вершин деревьев доносились песни певчих дроздов, зябликов, вьюрков, беспрестанно токовали дятлы. Местами с лесной подстилки взлетали тяжелые глухари, быстрые тетерева, юркие вальдшнепы, с ельников доносился свист рябчиков. Зайцы, пьяные от любви, гуляли даже днем и попадались мне влюбленными парочками.

Но вот вскоре стали доноситься до меня песни жаворонков. Росчерк их песен в весеннюю пору можно услышать и над просторами лесов, однако сейчас песни лились сплошным потоком, и я понял, что нахожусь недалеко от Еланских полей, окруженных сплошными лесами. И точно, вскоре за стволами деревьев появились просветы, и я вышел на край опушки.

После лесной целины глаз так и «просил» простора, да и было на что посмотреть в этом месте, наше славное русское поле открылось передо мною во всей своей красоте. К тому же на изумрудном, обширном зеленом ковре, справа от меня, почти у самого леса паслись лошади, и было их с небольшой табунок. Пасущиеся лошади среди поля, что может быть лучше этой картины?

Покормившись в одном месте, они, не спеша, переходили на новую травку, и ничто не нарушало их покой. В бинокль были хорошо видны их шелковые гривы, мускулистые тела. Любуясь ими, я вскоре с радостью обнаружил, что это лошади с нашей деревни, с того самого конного двора, который был расположен рядом с моим домом. Была здесь Путевка, Стрела, Орлик, Виктория, Молния, и сильный Буран. Мы с ребятами целыми днями пропадали на конном дворе, и все эти лошадки были нашими хорошими друзьями. Это обстоятельство очень обрадовало меня, как-никак после недельной лесной жизни очень хотелось увидеть друзей, и своих домашних а тут, вот они - хорошие знакомые прямо от моего дома.

Заспешил я в их сторону, и тут на краю поля, на небольшом разливе вешней воды увидел я несколько сидящих уток. Решил я испытать охотничье счастье и скрасть их краем леса. В удаче я не сомневался, уж больно выгодно складывалась для меня ситуация. Лес, бурелом, кусты, высокая трава – можно подползти вплотную. Сказано сделано. Отошел я обратно, подальше в лес, и там, напротив своих друзей-лошадок оставил рюкзак, а сам с ружьем, налегке, стал скрадывать уток самым осторожным образом.

Вначале шел, пригнувшись, а у самой опушки пополз. Чуть погодя, приподняв голову, я заметил, что все лошади перестали травку жевать и смотрят в напряженных позах в мою сторону, а утки как и прежде спокойно кормятся. Ну, думаю, не уж-то услышали они меня. Вел я себя тихо и не каждый бы дикий зверь мог услышать меня, а тут какие-то совхозные лошадки учуяли.

Притаившись и переждав, я пополз дальше, но вскоре услышал необычно тревожное ржание, а когда приподнял голову, то увидел, что весь табун лошадей сбился в кучу, а жеребец Буран нервно носится вокруг них. Вот он остановился и страшными ударами задних ног стал бить землю, которая словно пух летела по сторонам и вдруг с диким ржанием сорвался с места и стремительно бросился в мою сторону, чем перепугал меня страшно.

В этот момент утки, почувствовав неладное поднялись в воздух. У самого леса, в нескольких метрах от меня, в яростном гневе, в бешеном темпе Буран взлохматил землю так, что долетавшие до меня ошметки земли окончательно вогнали остатки моего духа в пятки. Тотчас он рванулся обратно и стал теснить табун лошадей прочь от границы с лесом. Вскоре мои друзья были уже далеко, а мне уже стало не до охоты. В ногах была слабость, пальцы рук дрожали мелкой дрожью, а сердце билось так сильно, что больно было в висках.

Постепенно приходя в себя, после своей так необычно оборвавшейся охоты, я стал вникать в суть происшедшего. Ясно, что не мог жеребец быть защитником диких пролетных уток, вернее всего он защищал себя и своих друзей от мнимой опасности. Видимо мои добрые знакомые, неторопливые совхозные лошадки приняли меня за подкрадывающегося к ним волка или медведя и потому им в этой ситуации нужно было как-то защищаться. И, наверное, в этот момент у них также как и у меня, дрожали ноги, и сильно стучало сердце, до боли в висках.

Удивился я и тому, что какому ж это надо быть отчаянно смелому волку, чтобы решиться утолить свой голод такой отважной скотинкой как жеребец.

Собаки

Последняя встреча

В северных поселках повсюду на улицах лайки и нет такого двора где бы их не было. Без этих собак трудно и представить себе жизнь северного человека.

В поселке собаки живут своей жизнью, а люди своей. Как в лес пошли, так человек и собака словно веревочкой повязаны и ни за что не порвать эту самую веревочку до самого выхода из тайги, потому как повязаны они ею добровольно - совместным, страстным желанием побродить по тайге матушке.

Собаки мои просто с ума сходили от нетерпения во время моего сбора в тайгу. И тут уже цепь, не цепь и забор не забор. Попробуй оставь - ка кого-нибудь из них дома, да не возьми- ка с собой, все порушит, все поломает, а крику и воя будет столько, что назавтра все соседи с округи придут просить за него.

Мои собаки жили не плохо, они тайгу видели. Работа у меня была лесная и я больше жил в лесу, чем в поселке, а вот соседский пес Джек, видя наши счастливые морды, крепко страдал, душа то у него тоже охотничья была, да вот беда, хозяин его работал на нижнем складе, в лес выбирался не часто, да и не охотник он был. Ничего не скажешь, не повезло этому Джеку в жизни.

И вот однажды пожалели мы этого бедолагу и взяли с собой. Носило нас по тайге в тот раз целую неделю, спугивали мы шумных рябчиков, быстрых тетеревов, осторожных куропаток и важных глухарей, Видели лосей и слышали как возле нас ночью крутились медведи. Провожали на брусничных берегах озер тихие вечера под свист утиных крыльев, а поутру со встречей солнца купались в хрустальной водице. Пес все эти дни был вне себя от радости. По нему было видно, что служить с друзьями таежному человеку это высшее его счастье.

Прошло много лет. На севере я уже давно не жил, а как -то раз оказался там по своим делам буквально на несколько дней. Многие мои знакомые уехали с поселка к этому времени, не жил в поселке уже и хозяин Джека.

И вот, стоял я на вокзале и ждал поезда. Народу собралось прилично, дело было под ноябрьские праздники и уже снег лежал повсюду и не малый. Было холодно, пронизывающий ветер не давал всему живому покоя. Стая поселковых собак крутилась около мусорки и я от нечего делать стал наблюдать за ними.

Один из псов был с перебитой передней лапой и потому выделялся из всех, своей беспомощностью. Пес этот был старый и видимо жил вольно, без хозяев. Трудно ему было среди своих более молодых и здоровых собратьев, отстоять свое место под солнцем и как видно жизнь его была нелегкой. Одно ухо у него было оторвано начисто, второе свисало клочьями. Видно было, что и от людей он пострадал однажды, стреляли в него и этот выстрел оставил его без глаза, а всю морду испещрил оспинками.

Вскоре направились псы в нашу сторону и проходя мимо я вдруг увидел как этот жалкий пес резко повернул морду в мою сторону, весь выпрямился и как бы запнулся о что-то. Тут толкнули его сзади, он огрызнулся, оскалив беззубую пасть и тотчас сел. Смотрел он на меня, нерешительно, как-то виновато-заискивающе и как бы решал в смятении: ”Снизойдет он до меня такого-то, или ударит еще.” Смутная догадка промелькнула у меня: “ Джек, ты ! ?”

Что тут началось, Джек прыгал мне на грудь, носился кругом, забыв про свою лапу, старался улизнуть в лицо, лаял. Весь народ, что был на перроне, уставился в нашу сторону. Интересно всем, как это бродячий поселковый пес, едва стоящий на ногах и вдруг запрыгал как молодой около какого-то всем незнакомого дядьки.

Тут подошел поезд, засуетилось все.

Отошли мы с ним в сторонку, прижал я его к себе, глажу, и вот беда угостить-то мне его даже нечем, ничего нет с собой, а он так и дрожит весь от радости, ногами так и перебирает все норовит до лица дотянуться.

Прогудел поезд и тихо тронулся. Дернулся я, Джек слегка отпрянул. Сошлись мы с ним взглядом прощальным, заскочил я на подножку, что-то крикнул ему, уж не помню, а он так и не шелохнулся за все время пока я еще мог видеть его.

Прошло уже много лет после нашей последней встречи, а помню я ее до мельчайших подробностей: его состояние, взгляд и его радость. Всякий раз как вспомню о ней, так не по себе становится у меня на душе.

Ну почему природа-матушка дала ему и всем этим прелестным созданиям такой малый срок пожить на земле ?. И от кого как не от нас с вами зависит полнота и счастье их такой короткой жизни.

Коровы

Побег

Большая часть диких животных, что волею судьбы стали служить человеку, тем не менее, сохранили в себе многие инстинкты своих предков, которые жили в то далекое от нас и наверное счастливое для них время - время свободы. Все мы не раз замечали эти странности у своих любимцев.

Корова с теленком

Коровы в уральских деревнях зачастую пасутся в лесу *

Так домашние гуси, по осени и весне, услышав голоса своих диких собратьев высоко в небе, сами рвутся в полет. Собака, прежде чем улечься на полу квартиры часто делает полукруг, как бы приминает телом высокую траву, что осталось у нее в памяти от тех времен, когда жили они среди дикой природы. Даже безобидная корова и та сохранила в своем мозгу многие программы поведения своих предков. Свидетелем одного такого весьма необычного случая мне и пришлось однажды побывать в подростковом возрасте.

Дело происходило в последних числах марта, когда обычно в эти дни все прошлые годы в нашем дворе появлялся новый житель, теленочек коровы Марты. В один из вечеров, управляясь в стайке, я случайно не закрыл на засов дверь, а когда вернулся, то обнаружил все ворота двора раскрытыми настежь. Еще толком ничего не понимая, я вышел за ограду, и к своему ужасу обнаружил коровьи следы, которые направлялись прямиком в темноту близлежащего леса.

Отродясь я не слыхивал прежде такого чуда, чтобы корова из теплого, сытного помещения убежала в зимнюю тайгу. Ничего не понимая, в большом смятении вернулся я домой. Родителей дома не было и надо было срочно принимать какое-то решение. Подумав, решил пойти к соседу посоветоваться.

Толя - мой ровесник слышал о подобном случае из разговоров родителей, которых на тот момент также не было дома. Вот он мне и говорит: «Знаешь, а ведь надо идти за коровой, пока она не отелилась. Хоть и говорят, что корова не даст замерзнуть теленку, однако как его потом из лесу то вывозить? На себе что ли тащить по сугробам-то? Пускай она лучше его сама принесет обратно. Давай быстрей собираться пока еще есть надежда успеть».

К этому времени вовсю уже господствовала темнота в лесу, к тому же облачно было и темень была непроглядная. Страшно было окунуться в эту неизвестность и не только из-за темноты и зверья, а еще по причине необычного поведения домашнего животного.

Ночной мрачный лес, поглотил нас, повсюду нам мерещились волки, а они нынче и в деревню захаживали. Поневоле стали мы говорить шепотом и старались шуметь поменьше. Прошел час нашего неуверенного пути, а коровы мы так и не достигли.

И вот в непролазной чаще сосновой посадки услышали мы впереди себя удаляющийся громкий треск ломаемых сучьев. Оторопели мы от страха, замерли, едва живы. Что ни говори, а ведь не ладное творится с коровой, возьмет да пришибет нас одним махом, что у нее на уме в этом необычном ее состоянии ведь неизвестно.

Спешим домой

После выпаса на богатых травой лесных полянках спешим к вечеру вернуться домой*

Переждав немного, мы с опаской стали ломиться через заросли дальше. Снег сыпался с потревоженных деревцев на нас как из ведра, засыпая и нас и следы коровы. Все же обнаружили мы в зарослях ее лежку, видно было, что ложилась она в самом густом месте прямо на снег, а услышав нас помчалась галопом прочь. Шла она от нас гонным следом, да таким, что лось позавидует такому ходу. И что интересно, старалась она еще свой след запутать, подобно тому, как это делает заяц. Вот удивительно. Откуда у домашней, всеми любимой коровушки такие навыки? Ясно, что еще с тех древних времен остались, когда ее предки ходили сами себе по земле.

Все же вскоре нагнали мы ее в березняке и стали подворачивать к дому. Покружила она по буеракам, по густым зарослям черемухи, по малому березнячку, стараясь оторваться от нас, повспугивала спящих в снегу тетеревов, рябчиков и только потом подчинилась нашей воле и направилась в сторону дома. Ориентировалась она прекрасно в сплошной тайге, благо ей места-то были знакомы по летним выпасам. Мы же вскоре совсем заблудились и куда идти никак не поймем, но идем за ней, надеясь, что она выведет нас к дому. И точно, через час-два показались огоньки деревни.

По приходу, я поблагодарил Толю за помощь. Огромное спасибо этому отзывчивому человеку. Без его помощи я бы наверное не решил этой беды - поддержал он меня в трудную минуту.

Беглянку я запер в стайке по всем правилам военного времени. Через час пришла мама, сразу же проведала корову, а она уже теленочка облизывает, хорошенького с белым пятнышком на лбу. Пришла она с этой радостной вестью и здесь я и поведал ей о приключениях ее любимой скотинки.

Интересно, если домашняя безобидная коровенка вдруг подчинилась древнему инстинкту, найти подходящее логово для своего дитя и при этом вела себя довольно отчаянно, то что говорить о животных, взятых нами из дикой природы и прирученных на скорую руку. Представители этой гвардии могут выкинуть, какой угодно номер, в особенности хищники и примеров тому не мало.

Поведение животных - хищников, зачастую непредсказуемо. Поэтому содержать их в домашних условиях, это значит постоянно подвергать себя или своих близких серьезному риску.

Кошки

Черное и белое

Животные, как и люди зачастую попадают в безвыходные ситуации. Людям проще, например есть служба спасения, есть друзья, есть добрые и просто отзывчивые на чужое горе люди. Диким животным сложнее - у них ничего этого нет. Пока есть мама, есть и защита. Только подрос, все - остался один на один с окружающим миром, который для животных полон всевозможных опасностей. А попав в серьезную переделку - никто тебе не поможет. Чаще наоборот - многие будут ждать, когда же наконец-то можно будет полакомиться твоим организмом. Вся надежда у животных только на самого себя, да на доброго человека. При этом обстоятельства бывают настолько тяжелыми, что только чудо может спасти животное. И чудо это для животных часто случается по нашей душевности и доброй людской воле. А людей, имеющих доброе сердце и отзывчивую душу, еще вполне хватает на нашей планете.

Котенок в вездеходе

Вот этот котенок был обречен на мучительный уход из этого мира. Сейчас он снова едет к людям и видно - задумался: "Какие они, эти люди? И что ждет меня впереди? *

На днях, уже в сумерках начал я готовиться к ночлегу, а дело происходило в глухом лесу, по которому проходила в этих местах одна-единственная грунтовая дорога.

Заглушив вездеход на лесной поляне, я стал готовить для костра дрова. Устроив ночлег, еще долго по разным делам возился у машины. И тут, уже в полной темноте, услышал мяуканье. Вначале подумал я, что почудилось мне. Откуда здесь в глухой тайге может быть кошка? Однако вскоре звук повторился, возможно это котенок рыси, подумал я? Но, в то же время, подумал, что рысенок наоборот бы притаился почуяв человека.

А вскоре из под ветвей густой ели показался и сам нарушитель моего спокойствия. Это был маленький чисто белый котеночек. Вел он себя очень осторожно и ко мне не подходил - держался на расстоянии. Видимо, уже не раз обижали его люди, коли он находясь один в диком лесу и не обрадовался появлению человека.

Нарезал я ему на мелкие кусочки сосиску, а сам отошел подальше. Осторожничая, он подошел, все съел без остатка и сразу же отошел в заросли. Так и ночевали мы врозь. Он сидя на упавшем стволе дерева, а я как обычно у костра. Ночью было очень холодно. Под утро чай в котелке покрылся льдом слоем в 1 см. Как же наверное мучился он, этот маленький бедняга, от этого собачьего холода.

Планировал я уезжать с этой поляны только под вечер. Утром был занят делами и котеночек ко мне так и не подходил и никак не давал о себе знать. Пошел я его проведать. А он сидит на бревнышке, там же где видимо и сидел с вечера. Тогда подумал я, что котенок этот питается мышами и вполне доволен жизнью, коли не хочет знакомиться с человеком. А мышей в этих местах, как я убедился ранее видимо-невидимо было.

В полдень я услышал как тревожно стрекочет сорока. А птица эта так ведет себя обычно в лесу при виде других животных или человека. Стал смотреть в ее сторону и вижу, что она атакует котеночка. Пикирует на него и хочет ударить клювом. Котенок белый и среди травы его видать всем хищникам как на ладони. Спрятался он под ствол дерева, и ни с чем улетела сорока. Примерно в это же время кружились над лесом коршуны и ястребы. Знал я и то, что в этих местах постоянно шастают лисы, а совсем рядом живет огромная змея-гадюка, которая постоянно грелась на солнышке, облюбовав для это огромный гранитный камень-валун. На лесной подстилке было множество клещей, которые наверное уже атаковали беднягу. И вот этот котеночек по чьей-то недоброй воле оказался во враждебном для него мире. Видимо, хозяева высадили его с машины на край дорги, а сами уехали. Выжить ему в лесу - практически невозможно.

Во второй половине дня ко мне подъехала сотрудница и я ей сказал о котенке. Она и пошла к нему, а он, услышав женский голос, вышел из дебрей, а затем и побежал следом за ней громко мяукая. Она и определила, что котенку всего месяца 2 и никак он в таком возрасте не может питаться мышами и вообще добывать самостоятельно себе пищу. Видимо, только-только распрощался с мамкой.

Решили мы взять его с собой. Не оставлять же беднягу на смерть в диком лесу. Самим нам котенка не нужно,т.к. у всех дома есть кошки. Позвонили по знакомым - также никому не надо этого счастья. Решили проехать до "Мичуринского" и там предложить кому-либо. Приехали, ходили часа два - все бесполезно. А один проходящий мужчина сказал:"Даже если деньги хорошие заплатите - не возьму ни за что!"

Делать нечего повезли малого к себе домой. Домашняя кошка сразу же набросилась зверем на гостью. Мы и не стали ее выпускать в коридор.

Помыли и оказался котенок красавицей - чисто белой кошечкой с красивыми умными глазками. И очень ласковая. Возьмешь в руки или погладишь - сразу солнечно мурлыкать начинает. Стали осматривать и нашли 4-х впившихся клещей. Вытащили всех. По клещам видно было, что напились они крови совсем немного. Из этого выходило, что выбросили кошечку примерно как день-два назад. К тому же худая она была - один позвоночник, да ребра.

Счастье её, что мы оказались именно в этот день и в этом месте. Погибла бы она однозначно. Без пищи, на холоде, а еще ведь постоянно шли дожди. Да одни бы клещи заели ее и это при том, что сидела она постоянно на месте, а не двигалась и не собирала их по траве. А сколько зверья кругом, а сколько хищных птиц! Противопоставить же им маленький котенок не может абсолютно ничего, кроме светлого, доброго и еще наивного взгляда на мир.

Разместили мы ее временно в коридоре, покормили. Первые дни ела она много. Не котенок, а живот один. Вечером зашла соседка у которой уже был кот Кузя. Сказали ей, что вот нашли в лесу котеночка и сейчас через социальные сети будем искать ей хозяев. Она подержала его в руках и говорит: "Понравился он мне, схожу сейчас посоветуюсь с мужем и заберу его наверное". И забрали. Сносили в больницу, поставили необходимые прививки и все! Живет кошечка и здравствует.

На днях поинтересовался у соседки - как живет приемыш?. "Очень ласковая и умная" - говорит кошечка - "Кузя спит в ногах, а она на груди у меня"

У лесных животных черные и белые полосы в их жизни связаны как правило с чистой случайностью. У домашних, их сочетание практически полностью зависит от нас с Вами.